Общество

Врачи: «Невозможно забыть такую огромную простыню в животе пациентки»

Медсестру петербургской клиники Первого Меда после этой истории уволили
Юлия Селина 24 дня прожила с куском ткани в животе.

Юлия Селина 24 дня прожила с куском ткани в животе.

Петербургские врачи забыли простыню в животе пациентки. История об акушерах-растеряхах из Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета наделала шума. Медики говорят, что это была, скорее всего, не простыня, а марлевая салфетка или пеленка. Но как ее назови, факт остается фактом: Юлия Селина почти месяц жила с полутораметровым куском ткани в животе.

История вызвала ожесточенные споры в интернете. Многие врачи сомневаются, что на снимке именно тот кусок ткани, что достали из петербурженки.

- Я знаю, как выглядит простыня, пропитанная гноем и кровью. Пролежав в брюшной полости, так она не может выглядеть, - пишет в Фейсбуке врач-реаниматолог. - Да и чтобы запихнуть его в живот требуется высшая категория по сознательному запихиванию.

Петербургские врачи, знакомые с ситуацией, считают, что забыть такую простыню в теле женщины не крупной комплекции, как Юлия, просто невозможно. Да и не используются в Первом Меде настолько большие пеленки. Говорят, после этого случая в клинике провели ревизию: самые большие пеленки, которые они используют во время родов – максимум восемьдесят на шестьдесят сантиметров. А на фото простыня размером больше метра. Некоторые даже называют этот снимок фейком. Только кому это было нужно?

Юлия Селина поделилась с «Комсомолкой» снимком простыни, который достали из ее живота. Рассказала, что своими глазами эту простыню не видела – была под наркозом. Но дала медикам разрешение сфотографировать то, что они извлекут. Кстати, сама Юлия не знает, где сейчас находится кусок ткани, с которым она прожила 24 дня. Подозревает, что где-то в ВМА.

По словам петербурженки, именно эту простыню достали у нее из живота.

По словам петербурженки, именно эту простыню достали у нее из живота.

- Внутри в человеке есть свободное место, но не настолько, - пишет координатор программ Школ здоровья «Жизнь после инсульта». – К тому же при кесаревом сечении не требуется простыня. Вшитый в человека комплект постельного белья вызвал бы такие разрушения, что и не снилось.

Юлии Селиной стало известно, что медсестру, которая работала на операции вместе с врачом-акушером Мирьям Аракелян, уже уволили из Первого Меда.

Напомним, что петербурженка родила ребенка еще в конце ноября. Но после родов живот не только не спал, но и стал даже больше. УЗИ показало, что внутри остался инородный предмет. После пятичасовой операции в клинике ВМА из живота женщины достали кусок ткани.

За свою ошибку врачи готовы заплатить сто тысяч рублей. Юлия Селина хотела решить ситуацию мирным путем, но с такой смехотворной суммой (только на лечение и реабилитацию себя и ребенка она потратила больше, - прим. ред.) соглашаться не стала и написала заявление в прокуратуру.

КОМПЕТЕНТНО

«Люди годами живут с салфеткой внутри»

Галина ГРИНЕНКО, кандидат медицинских наук, главный врач родильного дома № 18:

- Акушеры используют не простыни, а марлевые салфетки или пеленки. Во время кесарева сечения в нашем учреждении в брошную полость вводятся салфетки, справа и слева, чтобы ограничить брюшную полость от инфекций, которая может быть, например, в околоплодных водах. Обычно салфетку складывают в четыре раза так, что получается размер примерно сорок на двадцать сантиметров.

- Многие сомневаются, как женщина могла столько времени прожить с куском ткани в животе.

- Я знаю истории, когда люди годами жили с тканью в животе. Мне известен случай, когда у женщины подозревали рецидив онкологического заболевания. И уже во время операции оказалось, что это никакая не онкология - внутри находилась салфетка, когда-то случайно оставленная во время операции. Если послеоперационный период протекает не очень гладко, врач постоянно воспроизводит в уме ход операции, анализирует причины, в том числе и не оставил ли он что-то в брюшной полости пациента. Это происходит из-за того, что типичные операции со временем выполняются уже автоматически. Это не оправдывает, но объясняет ситуацию. Салфетки и пеленки стерильные, поэтому риск заражения не велик.

- Кто виноват? Врач, который делает операцию? Медсестра?

- Такие случаи редки, но они бывают. Я уверена, что врач искренно помогала пациентке. Самое главное, это не роковая ошибка врачей. Пациентке пришлось пережить еще одну операцию, но теперь ее жизни ничего не угрожает.