Политика

Виктор Черномырдин: Когда НАТО перестало бомбить Белград, мы договорились с США, чтобы таких войн больше не было

Об этом спецпредставитель Президента РФ по урегулированию кризиса вокруг Югославии рассказывал нашему обозревателю Александру Гамову еще 20 лет назад
30 апреля 1999 г. Специальный представитель Президента РФ по урегулированию ситуации вокруг Юославии Виктор Черномырдин во время встречи в аэропорту Белграда. Фото Данилюшин Александр/Фотохроника ТАСС

30 апреля 1999 г. Специальный представитель Президента РФ по урегулированию ситуации вокруг Юославии Виктор Черномырдин во время встречи в аэропорту Белграда. Фото Данилюшин Александр/Фотохроника ТАСС

Весной 1999-го, когда разразился кризис на Балканах, Президент России Борис Ельцин назначил экс-премьера Виктора Черномырдина своим специальным представителем по его урегулированию.

Напомню: это случилось вскоре после того, как в ночь с 24 на 25 марта авиация НАТО нанесла бомбовые удары по Югославии, генсек НАТО Хавьер Солана заявил, что политическая фаза кризиса вокруг Косово – а именно из-за него разгорелся весь сыр-бор – закончилась, а российский премьер Евгений Примаков, летевший с визитом в США, развернул свой самолет над океаном и отправился обратно в Москву.

Виктор Степанович, который так и не смог вжиться в образ «пенсионера-отставника», после своего нового назначения «летал на крыльях» - и в переносном смысле, и в прямом – между Москвой и Белградом. Помнится, в окружении Черномырдина тогда говорили: «Шеф соскучился по настоящей мужской работе».

А я – по острым интервью с ним…

Правда, в тот период их было всего, может быть, четыре - пять. У моего Героя катастрофически не хватало времени на встречи и разговоры со мной.

Вот одна из таких бесед - она появилась у нас в «Комсомолке» в самый разгар бомбардировок НАТО в Югославии, 11 мая 1999 года. Затем эта публикация вошла в мою книгу «Хотели как лучше...» (Первое издание - «Фолио», Харьков, Украина, 2007 г.; второе - «Международные отношения» и «ЧеРо», Москва, 2008 г.)

В книгах этот текст - в сильно ужатом виде, на сайте kp.ru его сейчас нет, в соцсетях - только упоминание. Но наши ребята из интернет-отдела «Комсомолки» каким-то образом публикацию (причем - полный текст) добыли «из глубин времени».

Вот я и решил вспомнить те места из нашей беседы, которые актуальны и сегодня...

«Самое глупое сейчас - бряцать оружием»

- ... Виктор Степанович, в последнее время вы заметно похудели...Тяжело приходится?

- Физическая усталость здесь ни при чем. Для меня частые перелеты, перегрузки никогда не представляли проблемы. А тяжело то, что непросто идут переговоры, трудно искать решение. Каждого надо убеждать. И находить точки соприкосновения.

Начать войну легко, а вот выйти из нее...

Авиация НАТО наносит удары и по гражданским объектам. Самое страшное - гибнут мирные люди. Растут потоки беженцев и перемещенных лиц. Естественно, все это не может оставить нас равнодушными...

- В печати, и в российской, и в зарубежной, в ваш адрес нередко звучит критика за то, что вы не даете информации о ходе переговоров, которые ведете...

- ...Посредническая миссия - вещь очень деликатная, и обнародовать нюансы переговоров с конфликтующими сторонами до достижения результата просто невозможно... А тот, кто внимательно следит за развитием ситуации, не может не заметить позитивных изменений, наметившихся в позициях противоборствующих сторон.

Август 1999 года, Белград во время бомбардировок НАТО.

Август 1999 года, Белград во время бомбардировок НАТО.

Фото: EAST NEWS

- Но вот НАТО разбомбило в Белграде посольство Китая, погибли дипломаты, много раненых...

- Да, это ужасно. Это не приближает нас к миру. Но опускать руки нельзя. И мы останавливаться не будем. Именно с этой целью по заданию президента я и отправляюсь в Китай.

- Мне не раз приходилось слышать от политиков: мол, с тех пор как Черномырдин занялся урегулированием балканского кризиса, наши военные поутихли, перестали бряцать оружием. Вы согласны с таким утверждением?

- Я даже об этом не думаю. И не стал бы скопом обвинять здесь военных. Хотя и считаю, что не должно быть никакого бряцания. Это глупо.

Никого сейчас этим не напугаешь. Я не хочу, чтобы о нас думали, как о ненормальных: чуть что, мы вытаскиваем что-то из-за пазухи. Нет, сейчас нужны другие методы.

В Югославию, в том числе и в Косово, многие российские регионы посылают гуманитарную помощь, готовы принять детей на лечение и летний отдых. Думаю, что такие действия сводят на нет усилия политиканов, пытающихся нажить на беде дивиденды, пусть даже и весьма сомнительные, и не задумывающихся о последствиях размахивания кулаками.

- ...Как вы расцениваете решения, принятые на недавней встрече министров иностранных дел "восьмерки"?

- Документ, который был там принят, перекликается с нашими предложениями, которые мы в какой-то части согласовали и с югославской стороной. Это не значит, что все один к одному войдет в резолюцию Совета Безопасности ООН по Югославии. Но это хорошая основа в продвижении к мирной развязке конфликта. Большое значение имеет и назначение постоянных представителей ООН на Балканах. То есть, по сути, Организация Объединенных Наций сейчаc включается в процесс мирного урегулирования. Именно этого мы и добивались.

- Когда, на ваш взгляд, возможна приостановка бомбардировок и начало мирных переговоров?

- С бомбардировками нужно было закончить вчера. А лучше их вообще было не начинать. Ну, а коль началось, надо как можно быстрее переходить к цивилизованным формам. К сожалению, это зависит не только от нас.

- Как вы считаете, можно ли убедить Милошевича в необходимости присутствия в Косово международных сил? В этом, как я понимаю, и состоит камень преткновения.

- Не только в этом. И не только Милошевича нужно убеждать.

Что значит - присутствие международных сил, из кого они должны состоять? Это серьезно волнует руководство Югославии. Наша позиция: вопросы международного присутствия нужно решать с согласия Югославии. И исходить при этом из того, что Косово находится в ее составе. С нашей точки зрения, международное присутствие должно обеспечить возвращение беженцев в Косово, их безопасное проживание.

Слободан Милошевич.

Слободан Милошевич.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В чем сегодня состоит основная трудность? В том, что никто не хочет быть побежденным, каждая сторона пытается одержать в этом конфликте победу. А в такой ситуации, я считаю, не может быть ни победителей, ни побежденных. Именно этой точки зрения мы придерживаемся, именно ее и отстаиваем.

- Пока вы занимаетесь проблемами Югославии, в России такое творится... Вот сейчас всерьез говорят об отставке правительства Примакова, которая может состояться в ближайшие дни, если не часы... А вас снова называют одним из кандидатов на пост премьера.

- Я против того, чтобы на переправе меняли правительство. Так не делают. Хотим быстрее преодолеть кризис, мечтаем, чтобы в стране все заработало, и в то же время с утра до ночи бьем из всех орудий по правительству. Если кого-то надо заменить - пусть президент меняет, пусть премьер-министр выходит с предложениями. Этим должны заниматься они, а не кто-то со стороны. Тогда меньше будет слухов и домыслов.

- Ну, вот назначили первым вице-премьером министра внутренних дел Степашина...

- ...Я слышал, начались уже спекуляции: мол, укрепляют силовиков, значит, что-то готовится...

- Разве нет?.. Дума надеется запустить процедуру импичмента (президента Ельцина. - А.Г.)... Вы часто видитесь с президентом - как он к этому относится?

- У меня создалось впечатление, что довольно спокойно.

- Что слышно в Кремле насчет силового варианта?

- Я же сказал, что не заметил у Бориса Николаевича особой тревоги. Он работает, дел по горло.

- Сейчас все занимаются Югославией - и премьер, и президент, и его специальный представитель. Вам не кажется, что так вы можете прозевать политический кризис, который зреет в России?

- Ничего нельзя упускать и в своей стране. Я как раз и задействован для того, чтобы помочь президенту в разрешении балканского конфликта, чтобы он смог заниматься и внутригосударственными проблемами. У меня имеется возможность часто ездить, со всеми встречаться. Нет большой команды, но есть четкая позиция, вырабатываемая в государстве, утвержденная президентом. Не надо друг за другом ходить, меня не нужно подстраховывать. Ничего более важного, чем разрешение кризиса вокруг Югославии, для меня сегодня нет.

- ... Долго ли вы еще собираетесь заниматься Югославией?

- Пока не закончим.

- А когда закончите?

- Как закончим...

* * *

Кстати, за время рискованной миротворческой миссии Виктор Черномырдин (по нашим подсчетам) совершил 18 полетов в различные точки планеты (от Вашингтона до Пекина), провел в воздухе более 92 часов и преодолел в общей сложности свыше 80 тысяч километров, то есть - фактически дважды облетел вокруг Земного шара...

Я несколько раз упрашивал Виктора Степановича взять меня с собой. Он только обещал... И каждый раз повторял: «В другой раз». Однажды мне - с помощью Сергея Степашина, который тогда возглавлял МВД, даже какой-то специальный паспорт выдали. Но на черномырдинский борт я так и не пробрался.

Возможно, Виктор Степанович просто не хотел, чтобы, кроме него, рисковал и кто-то еще. В такие командировки его сопровождали всего три - четыре человека. 22 апреля 1999-го в небе над Белградом самолет Черномырдина, как тогда сообщали информагентства - «подвергся несанкционированному зенитному обстрелу со стороны югославов», но, благодаря счастливой случайности, Виктор Степанович не пострадал.

«Летаю под огнем не за Нобелевской премией»

И вот еще небольшой фрагмент одной моей беседы с легендарным и боевым экс-премьером. («Комсомольская правда», 9 июня 1999 г.)

- ...Виктор Степанович, вы говорите, причем уже не раз, что прекращения бомбардировок нужно ждать со дня на день. Какой должен быть задействован механизм?

- Здесь есть одна тонкость… Вывод югославских войск из Косово может продолжаться неделю или десять дней. Но - как только он начнется, бомбардировки должны быть остановлены.

А затем продолжится работа над резолюцией. Потом – ее принятие на Совете Безопасности ООН. Пока не перестанут убивать, нельзя говорить о других вопросах.

- Не кажется ли вам, что Запад может перехватить у России ее миротворческую миссию?

- Я думаю, им незачем перехватывать. Все понимают, что если не остановиться на этом этапе, процесс может пойти в другую сторону. Каждый день войны уносит десятки, сотни жизней.

В Югославии разрушена вся промышленность. Если бойню не остановить, следом начнутся наземные операции. Представьте только себе, что тогда будет! Страшно подумать…

- Скажите честно: вы сделали в Югославии все, что могли? Или что-то оказалось вам не по плечу?

- Может, и нужно было сделать больше. Но все, что могли, сделали.

- В средствах массовой информации появилось сообщение, что вас хотят представить к Нобелевской премии мира.

- Ну, что за глупости? Я работаю не за премии.

- Если завтра в Югославии окончится война, как вы отметите это событие?

- Торжественно. Тебя приглашу…

- Ловлю на слове.

P.S.

В тот день, когда было опубликовано это интервью, генсек НАТО Хавьер Солана отдал распоряжение главнокомандующему натовскими войсками - американскому генералу Кларку, прекратить воздушные удары по Югославии. Бойню удалось остановить - во многом благодаря и полетам в «зону риска» моего земляка-оренбуржца Виктора Черномырдина.

Кстати, а его за это тогда так и не наградили – ни российским орденом, ни международной премией…

* * *

В своих мемуарах, посвященных югославскому конфликту, Виктор Степанович так вспоминал о завершении натовских ударов по Югославии:

«9 июня в соответствии с нашими договоренностями было окончательно выработано и подписано военно-техническое соглашение между НАТО и СРЮ (Союзной Республикой Югославией. - А.Г.).

Скажу, что опять же работа над ним проходила очень напряженно и не раз соглашение было на грани срыва. Тем не менее югославские и натовские военные сумели договориться… Через два с лишним месяца после начала эта в общем-то лицемерная и позорная война закончилась.

10 июня (1999 года. - А.Г.) в Москве состоялись мои последние переговоры по балканскому кризису с Тэлботтом. (Строуб Тэлботт, первый заместитель госсекретаря США, представлял американскую сторону в конфликте. – А.Г.) Я сообщил ему, что заканчиваю свою миссию и возвращаюсь к прежней работе. В более разряженной и спокойной обстановке мы говорили о перспективах российско-американских отношений, о необходимости более тесного взаимодействия для недопущения такого рода войн»...

(Из книги Виктора Черномырдина «Вызов». Киев, 2003 г.)

* * *

Потом уже - и сразу после той ужасной войны, и спустя годы - он в разговорах не раз вспоминал эту «договоренность с американцами», а саму бойню называл не иначе как лицемерной и позорной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Генсек НАТО объяснил сербам причины бомбардировок Югославии

В воскресенье, 7 октября, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, который в настоящее время находится с рабочим визитом в Сербии, попытался объяснить причины бомбардировок Союзной Республики Югославии (СРЮ) в 1999 году (подробности)

«Балканский рубеж» Милоша Биковича: о войне в Югославии и простом парне Эмире Кустурице

21 марта в прокат выходит русско-сербский фильм «Балканский рубеж». Картина повествует о военном конфликте 1999 года, когда албанские боевики захватили Косово, а самолеты НАТО сбрасывали бомбы на Белград, столицу тогда еще существовавшей Югославии. Презентовать эту картину в уральскую столицу приехал 31-летний сербский продюсер и актер Милош Бикович (подробности)