Общество

Значит, опять украли

Наш колумнист Ульяна Скойбеда хочет поговорить об очаровании текущим политическим моментом
Фразу «Заговорили о патриотизме. Наверное, опять украли» приписывают писателю Салтыкову-Щедрину. Фото Сергей Савостьянов/ТАСС

Фразу «Заговорили о патриотизме. Наверное, опять украли» приписывают писателю Салтыкову-Щедрину. Фото Сергей Савостьянов/ТАСС

У меня есть студенческий лайфхак, я использую его, когда надо экономить: покупаю «Белизну» вместо «Доместоса», простое, еще советское средство с хлором – вместо густого нидерландско-британского геля для мытья сантехники. Наш отбеливатель моет хуже, зато стоит копейки. Да, в общем, и не хуже, если приложить руки/усилия.

И вот я купила эту марку – «Белизна» - в бюджетном универмаге в линейке «Красная цена» и… вылила. Это просто вода, она не отъедает жир с раковины, не отчищает унитаз. Руки тоже не разъедает. Концентрация активного вещества в ней явно ниже, чем мы привыкли… хочется написать: чем положено, но ГОСТы-то отменили.

Суть, впрочем, от этого не меняется: люди хватают, потому что: а) реагируют на знакомый с юности бренд, б) надеются выгадать – а на них самих выгадали производители.

Я подумала, что это тренд: обман на советской ностальгии. Ну, как делать тушенку из бычьих хвостов и сои и писать на этикетке: «Та самая, из детства».

Как тут не вспомнить фразу, которую приписывают Салтыкову-Щедрину: «Заговорили о патриотизме. Наверное, опять украли»?

Патриоты ею обычно возмущаются, а я скажу: правильно. У тех, кто верил болтающему о патриотизме, но держащему при этом фигу в кармане, у тех и украли.

При этом это, конечно, беднейшие слои населения, ведь понятно, что проделать такой фокус можно только с товарами низкого ценового сегмента. У богатых покупателей просто нет сожалений о прошлом, их и здесь неплохо кормят.

Еще пример: есть у меня знакомый наркополицейский, мы с ним разоблачали одну ОПГ в начале нулевых, а теперь он пошел в политику. На именных информационных ресурсах – суперпатриотический шлак: «Сталин – святой», «Власовская тряпка», «Либерализды – равно фашизды», - и прочая хтонь, рассчитанная на самых упоротых. При этом идет во власть: трудно согласовывает депутатство, ищет, кому заплатить.

- Зачем, - говорю, - тебе это, Серега? Ты, же, судя по убеждениям, радикал-коммунист, будешь в непримиримой оппозиции, власть таких помоев, которые ты на нее льешь, долго терпеть не будет …

- Ты, - отвечает, - ничего не понимаешь: патриотизм – это тренд! Мы молодежь за собой поведем, а под это, под молодежную политику, немножечко попилим бюджет: ну, миллиарды же расходуются на этих «Наших-ваших»… Почему мне кусочек-то не взять? На благое дело!

5 марта, день годовщины смерти "Вождя народов". Акция "Две гвоздики для товарища Сталина" на Красной площади.

5 марта, день годовщины смерти "Вождя народов". Акция "Две гвоздики для товарища Сталина" на Красной площади.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Да, - говорю, - я, значит, ошиблась: ты самый системный из системных.

Понятная история, надеюсь. Много, много сюрпризов ждет читателей патриотического бреда, то есть, блога. Хотя человек работает в реальных заданных условиях: как еще можно действовать на территории идеологического противника, не нарушая закон? …

Совсем я загрустила, и тут подумала: а что, разве впервые в истории такое? Когда прекрасными лозунгами, увлекшими народ, прикрывают какие-то личные, посторонние или даже вражеские интересы?

Нет.

Совсем недавно, в исторической перспективе, прямо вчера, под мощную пропаганду: «Государственное, значит, ничье! Делу нужен хозяин», - иностранцы и наши родные бандиты резали купленные на аукционах российские заводы на металлолом, уничтожали отечественную промышленность. Можно до сих пор гадать, конкурентная борьба это была или диверсия, однозначный ответ дать не получается.

Или: в девяностых и нулевых россияне так хотели на равных войти в дружную семью народов, ни с кем не воевать, всем нравиться, забыть про «Железный занавес», что покупали только товары с иностранными названиями (коммерсанты помнят). «Сникерс» - ом-ном-ном, шоколад «Аленка» - фу, совок.

В итоге все, кому все-таки удавалось организовать в те годы производство, соблюдали жесткую конспирацию: «Финн Флайр», «Карло Пазолини». Любимый мой пример – Киевская кондитерская фабрика имени Карла Маркса, которая стала «Рошен» при наличии на рынке итальянских конфет «Ферреро роше». Как говорится, до степени неразличимости.

Уличная торговля начала 90-х, женщина продает календари у метро в Москве. Фото Игоря Зотина /ИТАР-ТАСС/

Уличная торговля начала 90-х, женщина продает календари у метро в Москве. Фото Игоря Зотина /ИТАР-ТАСС/

И, знаете, что я думаю?

Что это неизбежно. Всегда народы будут одухотворяться высокими идеями. «Свобода, равенство и братство», «Весь мир насилья мы разрушим», «Гласность, демократия и плюрализм мнений».

И всегда будут негодяи, которые пользуются этими идеями в своих целях.

И, вдогонку, всегда будут мелкие мошенники коммерсанты, которые используют попутный ветер.

Политтехнологи и предприниматели. Такие профессии.

А нам, по возможности, надо трезвиться. Где кричат то, что мы хотим услышать, там нас, возможно, и обманывают. Даже если кричат про защиту русских детей под обстрелом. Или, например: «Чиновники – коррупционеры».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему Россия никак не может догнать поздний СССР

Сравниваем промышленные достижения 1988 и 2018 годов (подробности)