2019-09-03T01:11:05+03:00

Гонконг: Революция испорченных детей

Спецкор «КП» Дарья Асламова попыталась разобраться, отчего вот уже четвертый месяц бурлит в протестах этот особый административный район Китая. Часть 1
Поделиться:
Комментарии: comments217
Спецкор «КП» Дарья Асламова в Гонконге.Спецкор «КП» Дарья Асламова в Гонконге.Фото: Дарья АСЛАМОВА
Изменить размер текста:

Читайте продолжение Часть 2 Эти волнения стали головной болью для Пекина и поводом для Запада вести злую политическую кампанию против Поднебесной.

УБЕЖИЩЕ ДЛЯ ПРЕСТУПНИКОВ

Гонконг. Центральная станция метро. В огромном бесконечном переходе застряли тысячи человек. Кондиционер не работает при температуре плюс 37 и удушающей влажности. С меня градом течет пот, размазывая косметику, и кровь стучит в висках. Приходит смс от моего приятеля: «Осторожно! В метро полно тараканов!» Так в Гонконге называют протестующих из-за черного цвета их одежд.

Я возвышаюсь над толпой, как башня, и в самом деле, вижу вокруг целое море мелких, как семечки, одетых в черное юнцов. (Большинство не старше двадцати.) А толпа все прибывает. Если я грохнусь в обморок, меня просто затопчут от усердия помочь. Но стоило мне схватиться за сердце, и толпа почтительно расступается.

Протестующие в центре Гонконга.Дарья АСЛАМОВА

Выбравшись из этого черного кошмара, я мчусь по бесконечным коридорам и стеклянным мостам с криками: «Где тут выход?»

На улице хватаю такси: «На Вань Чай!», где меня встречает Руслан Карманов, местный житель, преподаватель-программист и блогер. Тут же начинается проливной ливень, и мы, абсолютно мокрые, вваливаемся в мексиканский бар, где царит адский холод. (В Гонконге ты либо стучишь зубами от свирепых кондиционеров, либо таешь, как мороженое, от жары, либо мокнешь, как курица, под дождем. Любой местный житель, выходя из дома, автоматически берет с собой зонтик, даже если можно ослепнуть от солнца.)

Демонстрация под дождем. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Демонстрация под дождем.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Ты чего такая взмыленная? – удивленно спрашивает Руслан. – Расслабься, выпей коктейль.

- Так ведь опоздаем на демонстрацию!

- Никуда мы не опоздаем. Метро встало, все пойдут пешком. И вообще эта веселуха часов на шесть. Вот тебе каска.

- Какая каска? У меня укладка на голове!

- Ну, тогда знаменитая черная маска. Это сейчас главный сувенир!

Я с любопытством смотрю на упаковку: Романтичная влюбленная пара в черных масках. Только что я видела в метро, как девочка прямо через маску целовалась с мальчиком. Это, видать, модно.

Поцелуй в метро через маску. Это модно. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Поцелуй в метро через маску. Это модно.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Сейчас эти долбанутые гномы-пионеры будут таскаться под дождем туда-сюда. К вечеру подтянутся бойцы. Ты пока про Гонконг послушай. Вот кто такие гонконгцы?

- Ну, как же! Китайская элита. Древний кантонский язык. Аристократические манеры. На улицах не плюют, не харкают, не писают. Говорят на прекрасном английском языке с британским произношением. И вообще, Гонконг – особый административный район Китая, живущий по схеме: одна страна – две системы.

- Ну-ну. Большинство коренных жителей были вырезаны японцами во время Второй Мировой войны. Японцы взяли Гонконг за три дня. Сейчас уже есть псевдоистория про героическую оборону – прямо Сталинград и Курская дуга вместе взятые. На самом деле, англичане сбежали, сдали всех своих, подписали капитуляцию еще в 1941, деньги вывезли, а для остальных – концлагерь. Классика британской морали. И большинство нынешних гонконгцев – либо дети гастарбайтеров из Китая, либо гастарбайтеры первого поколения. Рождаемость тут маленькая. Как только уровень доходов вырос, рождаемость схлопнулась.

Черная маска - символ революции в Гонконге. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Черная маска - символ революции в Гонконге.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Из коренных частично сохранились потомки опиумной «аристократии». Гонконг был мировой опиумной базой при британцах, которые заработали на этом чудовищное количество денег. Здесь был перевалочный пункт, а чайна-тауны по всему миру работали как розничная сеть. Так что настоящая элита здесь исторически связана с опиумом и мафией.

Из-за чего весь сыр-бор? Гонконг - мировой офшор и мировая прачечная по отмывке денег. Ввозишь капитал в Гонконг и не платишь налоги. Налогом облагаются только физические лица, не фирмы. Миллион долларов можно даже через банкомат снять. Популярен вывод денег через криптовалюту. Мол, я купил биткоин, когда он стоил копейки, а оказалось, выгодно вложился. А теперь квартирку прикупил в Гонконге (здесь самая дорогая в мире недвижимость). И пойди докажи, что это отмыв денег. Общая культура такова: мы такие ловкие, удалые гонконгцы и кидаем китайских ватников на деньги. Закон об экстрадиции преступников дал бы возможность Китаю вытащить из Гонконга всех своих коррупционеров на дорогую родину, где даже за 400 тысяч украденных долларов сразу ставят «к стенке». В России бы со смеху умерли: за какой-то «вшивый недо-пол-лимон» и «вышку» получить?! Это ж не деньги. А у китайцев с расхитителями народной собственности разговор короткий. И потом Китаю надоела ситуация, когда любой убийца или бандит может добежать до Гонконга и тут же становится «политическим». Короче, если бы закон об экстрадиции приняли, куча народа поехала бы сидеть.

- А за что пацаны-то бьются?

- А это лохи, за которыми стоят серьезные дяденьки, и у лохов не было счастливого пионерского детства. Им скучно. В общем, детям надо развлекаться. В любой цветной революции используется стандартная схема. Вбрасывается какой-нибудь благородный повод: мы за честные выборы, или за экологию, или за пушистых котят. А потом прибавляется пачка невыполнимых требований и забывается, с чего все началось. Дальше начинается классика майдана: пионеры толпой наваливаются на полицейских. Потом идут уже подготовленные бойцы: человек сто с арматурой, «коктейлями молотова» и в масках. А против них стоят обычные менты в синих рубашках и со щитами, чтоб сильно не били. Пойдем, сама посмотришь на этих клоунов с зонтиками.

«ОНИЖЕДЕТИ»

Прямо с моста я наблюдаю огромное людское море, текущее по главному проспекту острова, и зрелище впечатляет. Навскидку за три часа прошло не менее четыреста тысяч человек. (Полиция на следующий день заявила, что насчитала 340 тысяч, а организаторы марша – 1 миллион 700 тысяч. Но никаких миллионных протестов в Гонконге нет, - остров просто столько народу не вместит.)

Под мостом прячутся от дождя крепкие, высокие и накаченные парни в масках, наколенниках и с рюкзаками за спиной. Некоторые в касках, с противогазами и палками. Интервью мне согласился дать один фантомас в зеркальных очках, в которых я вижу собственное отражение.

- Я за свободу и демократию! – торжественно говорит фантомас по кличке Тинки.

Интервью с фантомасом по кличке Тинки. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Интервью с фантомасом по кличке Тинки.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- А чего, у тебя свободы нету?

- Как это нет? – удивляется Тинки. – Мы не коммунистический Китай. Гонконгцы – свободные люди!

- А зачем на демонстрацию пришел?

- Против полицейского произвола.

Интервью с протестующими. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Интервью с протестующими.Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Так нет же полицейских! Я ни одного не видела!

- Вот то-то и оно, - горько отвечает Тинки. – Это же оскорбительно! Власти нас игнорируют!

- Так это ж хорошо! Нет полицейских, нет и произвола.

Но Тинки разочарован. У него явно чешутся кулаки.

- А почему ты в маске?

- Я болею, - гордо отвечает мой фантомас и отходит.

Следующие полчаса я выслушиваю стандартные ответы как минимум от семи протестующих, что они все «за свободу и демократию». Парочка, Дэйвид и Мэри (каждый гонконгец помимо китайского имеет еще и английское имя), говорят мне, что они в трауре по жертвам полицейского произвола. Я мучительно пытаюсь вспомнить, кого ж тут успели убить. Оказывается, один бедолага полез без страховки на мост повесить плакат и рухнул вниз на бетон. Еще двое торжественно спрыгнули с небоскребов в борьбе за свободу.

- Но причем тут полиция? – удивляюсь я.

- Это полицейские довели их до отчаяния. Разве можно детей травить слезоточивым газом? А ведь большинство здесь студенты и школьники.

Уличные баррикады в Гонконге. Время от времени дело доходит до "рукопашных" стычек полицейских и протестующих. Фото: REUTERS

Уличные баррикады в Гонконге. Время от времени дело доходит до "рукопашных" стычек полицейских и протестующих.Фото: REUTERS

- «Онижедети», - автоматически говорю я по-русски.

- Простите, вы что-то сказали? – удивленно спрашивают ребята.

Местные "онижедети". Фото: Дарья АСЛАМОВА

Местные "онижедети".Фото: Дарья АСЛАМОВА

- Ничего. Просто ассоциация. Но если «дети» захватывают и громят парламент и аэропорт, берут заложников, это уже террористы.

- А вдруг это были переодетые полицейские, провокаторы? - с вызовом говорит Дэйвид.

- О как! – усмехаюсь я. – Переодетые полицейские захватывают аэропорт, а потом сами же с собой сражаются. Что за бред?!

- Все возможно! И потом: детей нельзя бить, с ними надо разговаривать. Если маленький ребенок плохо себя ведет, что вы сделаете?

- Отшлепаю и поставлю в угол. Вы же не будете объяснять трехлетнему ребенку, почему надо чистить зубы, или нельзя купить ему сто игрушек. А ваши протестующие дети – просто преступники. И возраст их не извиняет. Может, полиция должна проводить с ними беседы, когда они швыряют в нее бомбы?!

Дэйвид смотрит на меня с ужасом:

- Вы способны УДАРИТЬ ребенка? Ах да, вы же из России, из коммунистической страны. О ЧЕМ с вами можно говорить?

Ноу-хау уличных протестов в Гонконге: полицейских пытаются ослепить при помощи лазерных указок... Фото: REUTERS

Ноу-хау уличных протестов в Гонконге: полицейских пытаются ослепить при помощи лазерных указок...Фото: REUTERS

...а от полицейского штурма асфальт натирают скользким шампунем. Фото: REUTERS

...а от полицейского штурма асфальт натирают скользким шампунем.Фото: REUTERS

Позже Руслан мне объясняет:

- Этих «онижедетей» кто-то умный научил схеме распределенного вредительства. Они разбегаются по городу и гадят. В метро они по утрам держат двери, чтоб они не закрывались. Становятся в масках в дверных проемах. Вот встань в Выхино в метро в дверях с утра: типа, я буду стоять, пока Путин не уйдет. Инвалидность тебе обеспечена сразу. Бить тебя будет весь вагон: «Дебил, нам на работу надо». А они тут мирные. Видел однажды шикарную картинку: к ним подошел классический, высокий британец в метро и что-то тихо сказал. Этих пацанов как ветром сдуло. Они ведь даже не застали колониальное прошлое, которое им кажется волшебным. А тоска по белому господину осталась.

В аэропорту эти уроды беспредельничали двое суток. Ворвались пять тысяч человек. Не пропускали пассажиров. Обыскивали их вещи. Взяли двух заложников, связали и избили. Один потерял сознание. Все рейсы были отменены.

- Но ведь любой международный аэропорт – это объект особой безопасности! – удивляюсь я. – Представь себе такое в Нью-Йорке в аэропорту! Там бы полиция положила всех!

- Но это же Гонконг. Полиции пришлось трое суток ждать разрешения суда на зачистку аэропорта.

Беспорядки в аэропорту Гонконга 13 августа 2019 года. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Беспорядки в аэропорту Гонконга 13 августа 2019 года.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

- Я слышала, протестующим помогали сотрудники аэропорта?

- Верно. В основном, из гонконгской авиакомпании Cathay Pacific. Полиция задержала стюардессу, подававшую камни демонстрантам. Китай заявил: нужны полные списки экипажей. Всех будем проверять. Авиакомпания встала в позу: мы за демократию и за то, чтобы наш персонал выражал свои мысли. При этом 60 процентов рейсов компании идут через Пекин. Китайцы сказали: ок, мы просто вас не пустим. На следующий день была проверка на вшивость. Рейс Нью-Йорк - Гонконг. Китайцы запросили список экипажа. Cathay Pacific гордо отказала: мол, мы в Гонконг летим, а не в Китай. Ну, молодцы. Мы вас не пустим в свое авиапространство. Истребитель поднимем, и все. В результате самолет сел в Японии. На следующий день уволился генеральный директор, а главный кадровик написал покаянное письмо о несознательных сотрудниках. Меня всегда смешит, когда я слышу: Пекин обоср...лся от страха. Ты себе представляешь всю махину китайской бюрократической машины?! Для них Гонконг – дробинка для слона.

Для кого протесты, а для домработниц из Филиппин воскресенье - единственный выходной день. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Для кого протесты, а для домработниц из Филиппин воскресенье - единственный выходной день.Фото: Дарья АСЛАМОВА

Филиппинцы сидят на улицах и весело выпивают. Фото: Дарья АСЛАМОВА

Филиппинцы сидят на улицах и весело выпивают.Фото: Дарья АСЛАМОВА

ПРИКЛЮЧЕНИЯ РОЗОВОГО ЧЕМОДАНЧИКА

Все началось еще в 2017 году. Влюбленная парочка из Гонконга отправилась на день святого Валентина на Тайвань. Там они купили огромный розовый чемодан, а потом поссорились, как лучше паковать вещи. Слово за слово. Беременная китаянка заявила бой-френду, что он не только плохо пакует вещи, но и детей делать не умеет. И беременна она от другого. И даже в доказательство показала видео, где она занимается любовью с будущим отцом своего ребенка. Короче, разъяренный бой-френд убил свою подругу, сломав ей шею. Тело он упаковал в розовый чемодан и отвез в городской парк. Потом еще развлекался на Тайване, делая покупки и оплачивая их кредитной карточкой своей экс-подружки. Наконец до него дошло, что надо тикать домой.

Тайваньская полиция нашла чемодан и быстро установила личность преступника. В Китай поступил запрос о выдаче убийцы из Гонконга. Но вот беда: между Китаем и его автономной провинцией Гонконг нет закона об экстрадиции преступников. Это был удачный повод, наконец, договориться. Но попытка принять закон обернулась настоящей революцией.

Столкновение полиции с митингующими в Гонконге.

Полиция Гонконга арестовала убийцу, он во всем признался, но посадить его смогли только за украденные кредитные карты. Нету тела – нету дела. И вообще, убийство произошло на чужой территории. В октябре убийца уже выйдет на свободу. Когда спрашиваешь демонстрантов об этом случае, надо ли выдавать убийц, все удивленно спрашивают: а какой еще убийца? Это же политический закон. И вообще, это все пропаганда.

- Да все уже забыли про убийство, потому что об этом не пишут в газетах, - рассказывает Владимир Басков, живущий в Гонконге. (В 16 лет уехал из Москвы, поступил в университет Макао, потом учился в Шанхае и Гонконге, а теперь работает в престижной британской фирме.) – Здесь пресса свободна до абсурда. Можно писать всякую дурь и вранье. Вот недавно написали, что полиция избила беременную женщину, и она якобы потеряла ребенка. Оказалось, фэйк. Просто полная женщина. Ее муж полез в драку с полицейским, она бросилась их разнимать, и ее толкнули. Но все соцсети задохнулись от негодования.

Кто эти ребята на улицах? Типичные представители постиндустриального общества. Тяжелым трудом не занимались. Здесь безопасная и благополучная жизнь. Куда больше свободы, чем на Западе, но они этого не понимают. Я ведь учился с такими, как они. У них отсутствует периферийное мышление, т.е. способность увидеть ситуацию с другой стороны. Абсолютно наивны. Не могут мыслить критически. Верят всему, что им говорят преподаватели – американцы, британцы, австралийцы, которые все выступают адвокатами либеральных принципов. Я всех своих бывших учителей видел на демонстрациях: «Вы такие молодцы! Отстаивайте свои права!»

В Гонконге начались столкновения с полицией.

Местное общество никогда не сталкивалось с насилием и не знает, что такое агрессия. Вот митинг затянулся. Пацаны начинают блокировать улицы. Чем их разгонять? Слезоточивым газом. Не святой же водой окроплять. Общество в шоке: наших детей травят! На следующий день на протесты вышло в четыре раза больше народу. Сейчас полиция сменила тактику: просто исчезла. Но зачем ребятам расходиться? С родителями в одной крохотной квартирке тусить? Туда даже девчонку не приведешь. Они лучше на улице будут друг с другом. Это протест ради протеста.

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Беспорядки в Гонконге: кто устроил революцию черных масок

Спецкор «КП» Дарья Асламова попыталась разобраться, отчего вот уже четвертый месяц бурлит в протестах этот особый административный район Китая (Часть 2)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также