2020-03-17T12:20:08+03:00

«Учим ответственности за свою жизнь»: Как в Крыму спасают матерей, от которых все отвернулись

«Комсомолка» заглянула в «Крымский дом для мамы», где протягивают руку помощи женщинам в самых трудных жизненных ситуациях [фото]
Бывает, что женщина остается наедине с ворохом свалившихся на нее проблем. И в такой ситуации может надеяться только на помощь неравнодушных людейБывает, что женщина остается наедине с ворохом свалившихся на нее проблем. И в такой ситуации может надеяться только на помощь неравнодушных людейФото: Анастасия ЖУКОВА
Изменить размер текста:

«ДА, ТРУДНО. НО ЖИВЕМ ЖЕ»

Через несколько дней Светлане Чернышевой исполнится 21 год. Она одна воспитывает двухлетнюю дочь. Девушка – не только мать-одиночка, но еще и круглая сирота. Тем не менее, она до сих пор не получила от государства положенную по закону квартиру. Временно живет в кризисном центре «Крымский дом для мамы» в Симферополе.

Имени отца своей Настеньки девушка не называет:

- У нас отношений как таковых не было. Жили недалеко, дружили. Ребенок – случайность. Для меня это счастье, а для него… Сразу, как только узнал, что я беременна, сказал: «Это не мое, ничего не знаю». И слава Богу! Зачем мне такие люди!

Об аборте Светлана даже не задумывалась.

- Нет, для меня это дико, - качает головой молодая мама. – Рожу, воспитаю, выхожу. Да, трудно, но живем же.

Светлана Чернышева сама растит дочку Настеньку. Фото: личный архив

Светлана Чернышева сама растит дочку Настеньку. Фото: личный архив

Стройная улыбчивая Света – воплощение нежности и молодости, но одного взгляда достаточно, чтобы понять: эта хрупкая девушка прошла через много трудностей в жизни, и они ее не сломали. 15 лет Светлана провела в интернате, еще три года пожила с тетей. Но там, вздыхает девушка, и без того большая семья, и места для молодой мамы с ребенком не хватит.

В интернат красавица Света попала, когда ее родную мать лишили родительских прав.

- Таким людям вообще нельзя иметь детей, - отрезает Светлана, ясно давая понять, что говорить о матери не хочет и не будет.

Зато о собственной дочери рассказывает с удовольствием, называет принцессой. Пока мы общаемся, Настенька в десятый раз исследует комнату.

- Хулиганка она у меня, - смеется Света. – Ей все нравится, все интересно. Но особенно вода! Этим летом я ее свожу на море. Мы еще ни разу не были.

Социальные службы предлагали оформить ребенку пятидневное пребывание в интернате, чтобы молодая мама могла работать, но Света, выпускница аналогичного заведения, такого для своего ребенка не хочет. По образованию Светлана – повар, но решила сменить профессию и заканчивает курсы мастера маникюра, чтобы как можно скорее начать работать и обеспечивать себя с малышкой.

Тем временем «Крымский дом для мамы» помог ей оформить документы, и теперь Света получает законное пособие как мать-одиночка. Недавно с помощью юристов кризисного центра удалось выиграть суд, который подтвердил право на бесплатные квадратные метры от государства. Светлана и Настюша пока живут в «Доме для мамы» и с нетерпением ждут свою квартиру.

ИСКАЛИ ДОМ ТРИ МЕСЯЦА

До ноября прошлого года, когда «Дом для мамы» распахнул свои двери, женщинам в трудных ситуациях, подобных той, в которой оказалась Светлана, обратиться было некуда. В государственных учреждениях мест всем желающим не хватает. Поэтому за дело взялись волонтеры. Вот уже четыре месяца они помогают нуждающимся.

Помимо Светланы Чернышевой, в «Доме для мамы» живут еще две девушки - Гульсум Зидляева и Яна Полищук. Гульсум совсем скоро съезжает: администрация Симферополя предоставила женщине и ее дочери общежитие, помогла с ремонтом.

Гульсум с дочерью скоро переедут в собственное жилье Фото: Анастасия ЖУКОВА

Гульсум с дочерью скоро переедут в собственное жильеФото: Анастасия ЖУКОВА

Всего кризисный центр может принять до шести подопечных. Для них обустроили двухэтажный дом с просторным двором на территории одного из садоводческих товариществ недалеко от Симферополя. Никаких садоводов здесь давно нет, СТ превратилось в обычный жилой микрорайон. Соседи понятия не имеют, что рядом с ними – приют для нуждающихся в помощи женщин. Да оно и к лучшему.

- Сложно было искать помещение, люди не хотели сдавать в аренду жилье под неизвестный проект, да еще и при условии, что будут жить в доме не те, кто его снимает. Обожглись многие, имели дело со всякими сектами и их центрами реабилитационными. Больше трех месяцев ушло на поиски дома, - признается иерей Дионисий Волков, руководитель кризисного центра. Он также возглавляет отдел по работе с молодежью Симферопольской и Крымской епархии УПЦ МП и служит настоятелем одного из храмов крымской столицы.

ПОМОГАЮТ МЕЦЕНАТЫ

Хоть всем здесь заведует православный батюшка, но потенциальных «клиенток» по религиозному признаку не делят. Икон на стенах нет, зато везде – детские игрушки. Чистота – идеальная, ни пылинки!

Уборкой подопечные занимаются сами. За проживание с девушек денег не берут, их обеспечивают продуктами и средствами гигиены. А вот домашние обязанности приходится выполнять: каждая по очереди выполняет роль хозяйки, которая готовит на всех и делает влажную уборку.

- Еще у нас есть круглосуточные дежурные, они работают сутки через трое: смотрят за порядком, помогают подопечным. И есть психолог, она же – администратор, - рассказывает отец Дионисий.

У детей тоже есть свои пусть маленькие, но обязанности. Фото: официальная страница кризисного центра в соцсети

У детей тоже есть свои пусть маленькие, но обязанности. Фото: официальная страница кризисного центра в соцсети

И администратор, и дежурные получают зарплату. Деньги на это дают меценаты. Благотворители же оплачивают стоимость аренды дома, «коммуналку» и прочие расходы. Никакого государственного финансирования у «Дома для мамы» нет.

Прежде чем запустить проект, волонтеры долго изучали деятельность подобных центров.

- В Москве такое заведение работает уже 10 лет, у них есть методички, пособия. Это помогло нам избежать множества ошибок, быстро открыться и принять первых подопечных, - рассказывает отец Дионисий. - Ежедневно звонят по 10-15 человек. Но в 95% случаев хватает психологической или юридической помощи, ее мы оказываем по мере сил. Некоторые хотят просто улучшить бытовые условия, где-то временно пожить бесплатно. Таким отказываем.

Иерей Дионисий Волков создал «Крымский дом для мамы» Фото: Анастасия ЖУКОВА

Иерей Дионисий Волков создал «Крымский дом для мамы»Фото: Анастасия ЖУКОВА

Заселяют в «Дом для мамы» только тех, кому вообще негде жить: нет своих квадратных метров, родственники выгоняют из дома или в квартире живет, к примеру, мать-алкоголичка, с которой невозможно находиться вместе.

«К ИЖДИВЕНЧЕСТВУ НЕ ПРИУЧАЕМ»

- У нас условие: никакой зависимости, алкогольной или наркотической. Таким девочкам нужны другие центры, - говорит Алла Савочка, координатор и психолог кризисного центра в одном лице, «крестная фея» для всех подопечных. – С каждой девочкой – личная встреча, заполнение анкеты, где она отвечает на вопрос, что хочет получить от центра. И заключаем договор. Поначалу – только на месяц. Потом ежемесячно продлеваем при необходимости, чтобы не расслаблять девочек.

Каждая девушка заполняет анкету и заключает договор с кризисным центром Фото: Анастасия ЖУКОВА

Каждая девушка заполняет анкету и заключает договор с кризисным центромФото: Анастасия ЖУКОВА

Жить в кризисном центре можно до девяти месяцев, но в исключительных случаях руководство может продлить договор и «сверх нормы».

- Мы не приучаем к иждивенчеству. У девушек есть обязанности по дому. Сразу собираем консилиум: юрист, психолог, наш руководитель. Думаем, что предпринять, как помочь в социализации. При этом ответственности с девушки за свое будущее не снимаем, - подчеркивает Алла Савочка. – Наша задача – донести до девушек, что не нужно бояться рассчитывать на себя, что это нормально. Нужно воспитать силу воли. Мы всем говорим: «Да, ты сейчас в сложной ситуации, мы тебя научим, как жить дальше. Но ответственность за себя и за ребенка ты должна нести сама!». Наш центр нужен, чтобы девочки в кризисной ситуации не сломались.

В кризисном центре есть место для шести мам с детьми Фото: Анастасия ЖУКОВА

В кризисном центре есть место для шести мам с детьмиФото: Анастасия ЖУКОВА

Глобальная цель проекта – профилактика абортов и отказов от детей. В центр может обратиться и будущая мама, на которую давят родственники и уговаривают прервать беременность.

- Мы помогаем отстоять свои права в суде, оформить пособие, поддерживаем психологически. Как правило, девочки в сложных ситуациях опускают руки и замыкаются в своем горе. Они пришли в социальный центр, им сказали: «Завтра зайдите». Они вздыхают, мол, мир несправедлив, и уходят.

- Почему так происходит? Отчего девушкам бывает так сложно добиться того, что им полагается по праву?

- Коммуницировать не научили. Где-то проявить настойчивость, где-то отступить, договориться, попросить, а где-то отстоять свои границы. Нет взрослой, рассудительной фигуры в жизни, некому подсказать, поддержать, посоветовать.

УХОДИШЬ – РАСПИШИСЬ В ЖУРНАЛЕ

Каждый случай – индивидуальный. Например, первой подопечной «Крымского дома для мамы» стала девушка - жертва психологического насилия в семье. Буквально за две недели работники центра нашли для нее выход из ситуации: помогли переехать к родственникам, которые живут в другой стране.

- Но бывают люди, которые не хотят ничего менять, - пожимаю плечами.

- Да, - со вздохом подтверждает Алла Савочка. - Это психология бродяжничества. Она уйдет от сожителя в «социалку», оттуда – к нам, потом бабушку какую-то будет досматривать… Если мы видим, что это такая девочка, никто ее не будет здесь задерживать.

Для детей тут есть и игрушки, и телевизор с мультфильмами Фото: Анастасия ЖУКОВА

Для детей тут есть и игрушки, и телевизор с мультфильмамиФото: Анастасия ЖУКОВА

Насильно в кризисном центре вообще никого не держат, это вам не реабилитация наркоманов. Подопечные могут уйти по своим делам в любой момент, но – расписавшись в журнале. Мол, пошла в прокуратуру, в суд или просто погулять. Ответственность – на «клиенте».

ПРОЧНО СТОЯТЬ НА НОГАХ, ЧТОБЫ МЕНЯТЬСЯ

- Вот мы с вами все о женщинах да о женщинах. Но за каждой такой искалеченной женской судьбой стоит мужчина – отец ее ребенка. С ними не пробовали налаживать контакт? Никто из отцов не каялся в том, что оставил свою женщину наедине с проблемами, подталкивал к аборту?

- Пытались, - грустно улыбается координатор. – Но они не очень идут на контакт. Уходят от разговора, не готовы. Такие мужчины обычно тоже травмированы, и нашу попытку поговорить расценивают так: «Опять учат, как жить!». Один мужчина, сожительница которого находилась у нас, все обещал перезвонить, но так и не сделал этого. Зато связался с ней и попросил вернуться обратно, пообещал, что найдет работу и все будет у них хорошо.

- И она вернулась?

- Естественно! Женщины верят на слово. Хотя мы ей предлагали еще пожить у нас, встречаться с ним какое-то время. Пусть приходит в центр, привозит вещи для ребенка. Мужчина должен на деле доказать, что изменился. Надо на поступки смотреть. Вообще, у нас инфантилизация мужчин массовая. Они настроены на деятельность, но связывают ее обычно только с работой. А у них еще множество обязанностей, о которых они зачастую не знают. Если в детстве не показали на примере, как надо, то он так эту эстафетную палочку полной безответственности и несет. Единственная, кто ему может помочь, - это мудрая женщина. Но где такую найти? Сложно.

За порядком во дворе и в доме девушки следят сами. Фото: официальная страница кризисного центра в соцсети

За порядком во дворе и в доме девушки следят сами. Фото: официальная страница кризисного центра в соцсети

- Мудрая – это уверенная в себе женщина, спокойная. А ваша «клиентура» - такие же израненные девушки, которым в детстве на примере не показали.

- Да, наши женщины уже надломаны. И получается замкнутый круг: травмированный мужчина, травмированная женщина – они оба вроде бы хорошие люди, но разрушают друг друга вместо того, чтобы лечить. В таких случаях нужен наставник извне: это может быть друг, священник, психолог, мудрый родственник.

Алла Савочка - психолог и координатор руководителя кризисного центра Фото: Анастасия ЖУКОВА

Алла Савочка - психолог и координатор руководителя кризисного центраФото: Анастасия ЖУКОВА

Своим подопечным Алла Савочка не советует спешить назад в отношениях, чтобы не наделать тех же ошибок.

- Менять партнеров бесполезно, обычно проблема в человеке. Но мы учим справляться с этой жизнью самостоятельно не для того, чтобы стать феминисткой, которой нельзя подавать пальто и уступать место в автобусе, а чтобы прочно стоять на ногах, понимать свои ошибки, меняться. Тогда ты можешь помочь не только себе, но и своему спутнику жизни. Не будешь осуждать его, «топить». Мы хотим научить наших девушек быть осознанными, не бояться препятствий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Бедность не порок? У многодетной семьи забрали пятерых детей из-за антисанитарии

Елена и Антон Ауловы из Симферопольского района уже год ждут своих малышей домой и учатся вести домашнее хозяйство (подробнее)

Детский омбудсмен РФ призвала реформировать систему опеки после скандала с 17-летней крымчанкой

Анна Кузнецова считает, что чиновники далеко не всегда действуют в интересах ребенка (подробнее)

В Крыму не умеющая читать 12-летняя девочка пошла в первый класс

Мама не занималась образованием ребенка, а бабушке не дают оформить опеку (подробнее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также