Звезды

Иван Ургант: Четвертую неделю собираю замок Гарри Поттера!

Мы поговорили с популярным телеведущим про работу и день рождения в «эпоху самоизоляции»
Иван Ургант не из тех счастливых людей, которые воспользовались возможностью, чтобы изучить языки, сходить на онлайн курсы, позаниматься йогой, научиться рисовать

Иван Ургант не из тех счастливых людей, которые воспользовались возможностью, чтобы изучить языки, сходить на онлайн курсы, позаниматься йогой, научиться рисовать

Фото: Евгения ГУСЕВА

Еда по углам

- Иван, 16-го апреля у вас день рождения. С наступающим! В этом году это странный праздник...

- Да, давайте пока называть его странным. Этот день рождения будет не похож ни на один другой. У всех у нас - Рыб, Овнов, а, похоже, что и у Тельцов... Не могу сказать, что это плохо. Но странно. С одной стороны это облегчение, что не нужно собирать большую компанию, заниматься организацией. С другой, мне всегда очень нравилось, когда ко мне приходили гости. Люди, которых я люблю, и которые до известной степени любят меня.

- На самоизоляции все отметились глупыми и бесполезными покупками. Приобрели новые вредные привычки. Признавайтесь, у вас как с этим?

- Поменялись привычки в еде, в распорядке дня. Мы стали позже ложиться и позже вставать. Естественно, как и многие люди, я накупил достаточное количество совершенно не нужной еды, которая угрюмо смотрит на меня из углов. И как только я ее вижу, у меня тут же пропадает аппетит.

- Полезные привычки тоже появились?

- Увы, я не из тех счастливых людей, которые воспользовались этой возможностью, чтобы изучить языки, сходить на онлайн курсы, позаниматься йогой, научиться рисовать...

Меня очень тяготит, что такое огромное число людей начинает самосовершенствоваться. Не хочу оказаться в их сияющем большинстве по окончании пандемии, серой мышкой буду плясать на задворках.

Общаемся на расстоянии

- Вы же всю неделю снимаете «Вечернего Урганта». Насколько серьезно вы относитесь к безопасности?

- Предельно серьезно. Причем с самого начала, когда стали поступать тревожные вести из-за рубежа. Тут не надо быть особо стратегически одаренным человеком, чтобы понять, что чем тщательнее все исполняют то, о чем нас так просят, тем раньше мы выйдем на улицу. Вот вчера прочел в «Нью-Йорк таймс» статью, где говорится, что людям, которые уже переболели, можно ходить по улицам, браться за дверные ручки и обниматься с другими людьми. Этому нельзя не позавидовать!

В «Останкино» мы не ходим никуда, кроме студии, где снимается программа. У нас открыты все двери, никто не берется ни за какие ручки, мы стараемся не подходить друг к другу близко. Максимальное количество сотрудников переведено на удаленный режим.

Студии, гримерки обрабатываются, с гостями общаемся на расстоянии. Вы же видите, что происходит. Надежда Бабкина заболела, а она была у нас в гостях.

- Не рассматриваете вариант делать передачу из дома?

- Ежедневную программу все-таки сложно делать из дома. Ребята из «Камеди» так делают, но они все-таки выходят раз в неделю. Но пока рано об этом говорить.

- Отличная у вас идея с интервью на расстоянии! Кто у вас держит на коленях телевизор?

- Это секрет Полишинеля, и он раскрыт. Телевизор находится на тазовых костях Дмитрия Хрусталева. И излучение, идущее от экрана лишний раз дезинфицирует и убивает вирус. Если, конечно, допустить, что он может быть у такого хрустально чистого человека, как Митя.

- Разговаривать с телевизором сложнее, чем с живым человеком?

- Нет, мне так не кажется. Но всегда приятно, когда есть человеческий контакт. Я вообще не представляю, что видит гость на экране своего устройства.

- На днях у вас было такое интервью с Евгением Петросяном. Как раз в то время, когда все говорили о том родился у него ребенок или не родился. Как вы удержались и не спросили об этом?

- Никакой договоренности от этом не спрашивать у нас не было. Да, всех это страшно интересовало, но мне Евгений Ваганович интересен безотносительно его репродуктивной функции. Что касается ребенка... Мне всегда неловко. Я всегда как-то чувствую, когда человек хочет об этом говорить или не хочет. Мне показалось, что Евгений Ваганович говорить об этом не очень-то и хотел. Выпытывать из него эту информацию, означает ставить его в неловкое положение. А в интервью, которые я беру, мне совсем не хочется ставить людей в неловкое положение.

Бабушку оградили

- Так ваши старшие родственники относятся к самоизоляции? Ответственно?

- У нас это волнами проходит. Моей бабушке Нине Николаевне 90 лет. И мы с ней обсуждали, что она пережила немецко-фашистскую оккупацию и вот сейчас ей надо пройти и эту войну с коронавирусом. Мы, конечно, очень за всех волнуемся, и за моего папу, и за родителей жены, за всех наших взрослых и пожилых близких. Но мы их всех оградили, мы им запретили выходить из дома. И пока с резкими возражениями с их стороны не сталкивались.

- Все хвалятся тем, что сейчас стали много читать. Вы что читаете?

- Пришло время исповеди в «Комсомольской правде». Если исповедоваться, так комсомольцам, как говорили в начале 30-х годов прошлого века.

За это время я не прочитал ни одной книги! Ни одной! Посмотрел много фильмов, но ничего не читал... Зато все книги я расставил. Мы это время пережидаем на даче, а тут у меня много книг, и все они находились в чудовищном беспорядке. Сейчас все на местах, и от этого мое желание их прочесть потихонечку начинает разгораться.

- В программе «Осторожно Собчак» ведущая и ее гость Александр Гудков обсуждали, как шутить на скользкие темы, и помянули «Вечерний Ургант», мол как там подали новость о смерти Валентина Гафта. При том, что Валентин Иосифович, слава богу, жив. Как вы отреагировали?

- Я, конечно, к этой истории никакого отношения не имел. Просто смотрел очередную программу, созданную неувядающим журналистским талантом Ксении Собчак. В гостях был мой любимый товарищ, друг, партнер Александр Гудков... И прозвучало мое имя. А через секунду утверждение, что Валентин Иосифович Гафт, к сожалению, не дожил до счастливого момента просмотра этого интервью. В чем я тут же усомнился. И позвонил и Саше, и Ксюше. И с холодной, стальной ненавистью в голосе их обоих уличил в этой чудовищной ошибке.

Говорят, что после таких историй люди живут долго, чего я и желаю Валентину Иосифовичу. И понимаю, что эта ошибка, конечно, произошла без злого умысла.

Всем нужны собаки

- Ваши дети не удивлены тем, что родители все время дома?

- Мы действительно не привыкли так много времени проводить с детьми. Но ничего плохого в этом ни для нас, ни для детей нет. Я достал огромный замок Гарри Поттера из «Лего» и сказал: «Сейчас мы все вместе его будем собирать!». Мы довольно давно мечтали это сделать, ведь он лежит год или два. И вот теперь можем его собрать всей нашей дружной семьей: «Давайте, девчонки!»

Девчонки сказали: «давайте!». Я сел, они сели. И ушли где-то секунд через сорок. И я уже четвертую неделю строю этот гребаный замок Гарри Поттера, эту школу «Хоггвартс». И никого нет рядом! Даже собаки, пробегая мимо, прибавляют скорость.

- Собаки, видимо, в восторге от того, что хозяева дома?

- Собаки рады, и мы им рады. Мы же все равно все в стрессе. Кто-то больше, кто-то меньше. И животные снимают этот стресс. Глаза собак, котов как бы говорят на: «Если в этом доме кто-то заболеет, то точно не я». Людям хочется, чтобы в такое время кто-то был рядом. В Нью-Йорке из приютов разобрали всех домашних животных. Многие люди, у которых на период начала изоляции никого не было, мне кажется, сейчас задумались о том, чтобы перейти в фазу семьи, детей и домашних животных.

На самом деле желание сейчас только одно - всех обнять и накормить. Оказывается, нас всех надо было просто на время развести по углам, чтобы понять, как мы необходимы друг другу.