2016-08-24T01:55:35+03:00

О чем у биробиджанской медицины голова болит

От чего лихорадит здравоохранение ЕАО и почему скандал докатился до Президента читайте в специальном репортаже
Поделиться:
Комментарии: comments4
Фото: Юлия ВАНДЫШЕВА-КРЕМНЕВА
Изменить размер текста:

Еврейская автономная область в сентябре 2015 года прогремела на всю страну, тогда два биробиджанских активиста из ОНФ донесли правду самому Путину, рассказав о том, как 12 лет местные власти разваливают областную медицину ради процветания частной лаборатории «ТАФИ». И что они, журналисты, бьются за права граждан, а толку нет. Естественно, после такой разоблачительной речи реакция была незамедлительной, и маленький Биробиджан увидел столько московских чиновников, сколько не видел даже во времена потопа-2013 года.

Главное - дорваться до микрофона

Так какие же разоблачительные факты, озвученные журналистами «Газеты на дом» Еленой Голубь и Сергеем Бурындиным, заставили президента направить в ЕАО чиновничий десант?

- В нашей области в свое время была создана замечательная организация, которая заменила государственную в области оказания услуг медицинской лаборатории, - начал свое выступление Серей Бурындин, главный редактор «Газеты на дом». - Ушли государственные лаборатории, на их место пришли частные. И это привело к тому, что повысились цены, уровень оказания качества услуг упал, врачи недовольны теми услугами, которые оказывает эта лаборатория. Люди недовольны услугами. Появляется постоянная информация, что приписки, то есть объем оказанных услуг не соответствует тому, который на самом деле, но тем не менее ФОМС все эти вещи оплачивает.

Так что же на самом деле происходит в медицине ЕАО? Действительно ли все так печально? Действительно ли, если брать во внимание речь Сергея Бурындина и то, как ее понял президент, государственные лаборатории развалили, чтобы на их место пришли платные, и от этого страдают люди? Сразу скажем, чтобы вникнуть в суть проблемы, пришлось встретиться не с одним десятком людей и даже дозвониться до Росздравнадзора, которому и было поручено Владимиром Путиным провести очередную внеплановую проверку.

Первое, что меня смутило во всей этой истории, это то, что коллеги-журналисты из Биробиджана, так красиво оперировавшие фактами на встрече с президентом, оказывается, даже не были в лаборатории, которую обвиняют в завышении цен и некачественных услугах, а также не общались с ее учредителями.

- А зачем? - удивляется Елена Голубь. - Мы и так все знаем.

- Ну как же, а закон «О СМИ»? Всем сторонам нужно предоставить слово, - недоумеваю.

- Ну мы с Пучинским очень давно говорили, и все, - отвечает Елена Голубь. - Я вообще с ним в одном дворе выросла.

Много что услышав от журналистов, поднявших волну и внимательно изучив их материалы, мне лично показалось странным, что в текстах, кроме огульных выводов Елены Голубь и Сергея Бурындина и их, как они говорят, личного мнения, нет ровным счетом ничего - ни документов, ни фактов, подтвержденных этими документами. Например, про некачественные анализы, о которых так много было сказано и написано, тоже все очень мутно.

- Недостоверность анализов, которые делает «ТАФИ-диагностика» - это для нашего города и области уже как данное, - безапелляционное заявляет Елена.

- А судом это где-нибудь доказано? Кто-то обращался, что есть недостоверные анализы по фактам? - заинтересовалась я.

- Нам давали кучу анализов врачи, - вступил в диалог Сергей Бурындин.

- О них говорили врачи, когда вечером при закрытых дверях давали мне интервью, - продолжает Елена Голубь.

- А на каком основании врачи вообще вам давали анализы, ведь это медицинская тайна? - понимаю, что речь идет о нарушении закона.

- А мы с пациентами согласовывали, - тут же поправляется Елена.

- То есть вам пациенты письменно разрешения давали, - продолжаю выяснять.

- Да, мы все с ними созванивались, потом выясняли, - объясняет Елена.

А был ли мальчик?

Стоп! Что-то я вообще не пойму. Выходит, врачи давали журналистам «Газеты на дом» документы пациентов без согласия последних? Странно идти на прямое нарушение закона, если есть и другие правовые возможности разобраться с неверной диагностикой. Например, написать ту же докладную главврачу больницы или порекомендовать пациенту пожаловаться самому. Этот момент я решила выяснить уже у первоисточника и отправилась в детскую областную больницу, по словам журналистов «Газеты на дом», именно оттуда больше всего жаловались врачи на некачественные анализы.

Дмитрий Борисенко, главный врач областной детский больницы, уже устал от журналистов и всей этой шумихи поднятой, как он считает, на ровном месте.

- Так ваши врачи жаловались или нет на некачественные анализы сделанные «ТАФИ»? - интересуюсь.

- Жаловались, но не мне, - сухо отвечает Дмитрий Федорович. - А «Газете на дом».

- А вам официально кто-нибудь из врачей докладные по этому поводу писал? - интересуюсь.

- Никто и никогда не писал, - выпалил главврач.

- А почему не писали? - уточняю. - Это же основание для расторжения с «ТАФИ» контракта.

- Основание, но каждый врач знает, что если бы я проводил по этим фактам проверку, то где гарантия, что я бы не нашел в этом их ошибки, например, неверный забор крови, не соблюдение условий транспортировки и так далее, - дает расклад Дмитрий Борисенко.

- Вот Елена Голубь и Сергей Бурындин ратуют за восстановление лабораторий в каждой больнице. Вам бы хотелось иметь свою лабораторию? - спрашиваю о наболевшем.

- Хотелось бы. Только зачем? Я, извините, в лабораторном деле не специалист, к тому же - это дополнительные и очень большие траты, - высказывает свою точку зрения Дмитрий Борисенко. – Это зарплаты, содержание оборудования, закупка реактивов, лицензирование и еще много чего. А тут я объявил конкурс, и мне без разницы, кто придет, - «ТАФИ» или еще кто другой, главное, чтобы качественно. А я могу заняться другими нужными делами, а об анализах голова будет болеть уже у тех, кто выиграл конкурс. Вы что думаете, что «ТАФИ» всегда выигрывала конкурсы? Журналисты из «Газеты на дом» этого просто не знают, ну или не хотят знать. Три года назад конкурс выиграла фирма из Хабаровска. Все хорошо было на первый взгляд, пока мы не выяснили, что на самом деле эта компания рассчитывала, что та же «ТАФИ» согласится выполнять их работу по субподряду, а они бы за ничегонеделание снимали бы свой процент. К тому же у «ТАФИ» есть экспресс-лаборатория.

- Это где, как утверждает Елена Голубь, анализы делаются по полтора часа? - уточняю.

- В смысле полтора часа? - недоумевает главный врач. - У нас здесь все настолько компактно, что дежурная бригада из «ТАФИ» приезжает к нам через 10 минут после вызова, берет кровь, а результат готов в течение максимум 20 минут. Так что полтора часа - это большое преувеличение. Мы сами бы с таким исполнителем контракта не работали, потому что это ответственность. А вот раньше, когда у нас была своя, старая лаборатория, так и было.

Из детской больницы держу путь в лабораторию. Кстати, журналисты «Газеты на дом» за все эти годы почему-то даже не попытались увидеть, на чем же все-таки сейчас делают анализы биробиджанцев, и найти ответ на вопрос: почему в исследованиях появляются неверные данные?

Признаться, то, что я увидела в областной больнице ЕАО, где находится лаборатория, меня очень удивило, особенно, если учесть, что журналисты «Газеты на дом» в своих материалах утверждали, что с приходом частника качество оказания услуг ухудшилось. А увидела я не оборудование, а космические аппараты швейцарского производства.

- Полный автоматизированный цикл исследований, - поясняет Татьяна Пучинская, директор лаборатории, которая, узнав, что я приехала из Хабаровска специально, чтобы разобраться в ситуации, без особых проблем согласилась показать мне лабораторию. - Задача оператора только поставить пробирку в машину и нажать кнопку, и через несколько минут результат на компьютере. Даже перепутать анализы людей мы не можем - каждая пробирка промаркирована штрих-кодом. Аппараты работают по программе. Он даже анализы делать не начнет, пока сам себя не протестирует. Да что там говорить, машина настолько чувствительная, что если вода для промывки не того качества, она откажется ее использовать. Это очень умная техника, и на сегодняшний день лучше нее в мире нет.

Вот это оборудование, по мнению журналистов одной из биробиджанских газет, которое они даже не видели, ухудшило качество оказываемых медицинских услуг населению. Фото: Юлия ВАНДЫШЕВА-КРЕМНЕВА

Вот это оборудование, по мнению журналистов одной из биробиджанских газет, которое они даже не видели, ухудшило качество оказываемых медицинских услуг населению.Фото: Юлия ВАНДЫШЕВА-КРЕМНЕВА

У кого-то короткая память

После посещения лаборатории у меня сразу возник вопрос. Так каким же образом с приходом в 2003 году в ЕАО «ТАФИ» ухудшилось качество оказания услуг, ведь именно на этом акцентировал свое выступление перед президентом Сергей Бурындин. И почему областная медицина отдала предпочтение частной лаборатории?

- Это была вынужденная мера, - вздыхает Павел Винников, экс-главврач областной больницы, именно ему принадлежала идея пригласить в Биробиджан лабораторию «ТАФИ», которая на тот момент уже активно развила сеть в Приморье и Хабаровском крае. - У меня не было выбора. Точнее сказать, мне его не оставили. Вспомните начало 2000 годов, тогда денег едва хватало нормально зарплату платить людям, а тут попробуй заикнись о покупке оборудования. А когда в областном управлении мне сказали: «За деньгами еще лет шесть можешь не приходить», и намекнули, что крутиться я должен сам. Вот и решил привлечь «ТАФИ». У меня тогда было в лаборатории 33 человека, из всего оборудования микроскопы и фотоколориметр, вот и все. Тут простейшие бы анализы сделать, а с биохимией вообще были проблемы. Очереди в поликлинике дикие. Люди неделями ждали, когда кровь можно сдать. Денег даже на краску Романовского (реагент, без которого нельзя провезти анализ) не было. Но самое страшное, что из-за этого у нас смертность в приемном покое достигала 13%, и все потому, что экстренный анализ делался не менее 1,5-2 часов. А ведь теперь около 1%, и то уже до приезда скорой. А о патологоанатомии и вообще вспоминать не хочется, из-за этих анализов у нас в 24% случаев не совпадали диагнозы. Сейчас же погрешность около 1-1,5%. Это что хуже? - возмущается бывший главврач. - А почему другие потом присоединились, так просто увидели, что проблем меньше стало и тоже захотели вздохнуть. В 2006 году я пытался выбить под новый акушерский корпус лабораторное оборудование, так мне сказали, мол, не положено. Времена были такие. А журналисты ЕАО, прежде чем писать, хотя бы поинтересовались, спросили у меня.

- Сергей Бурындин озвучил на ОНФ при президенте, что цены увеличились и что людям платить приходится, - негодует Татьяна Пучинская. - А что он не сказал тогда, что цены не я устанавливаю, а ФОМС, и что индексируются они по уровню даже ниже инфляции центробанка. Что же эти журналисты не скажут, с кого конкретно мы взяли деньги за анализы? Если человек приходит с полисом и направлением от врача, мы с него и копейки не имеем права взять, все за счет ОМС. Что до оборудования, то вы сами все видели. Говорить можно все что угодно, особенно, если в этом ничего не понимаешь и даже желания нет понимать.

Действительно, много недосказок в текстах биробиджанских журналистов видят и люди, очень именитые в лабораторно-диагностической медицине. Почему это происходит - то ли по незнанию, то ли от нежелания вникать в тему глубоко, сказать сложно. Но факт остается фактом.

- Властям Еврейской автономной области радоваться нужно, что у них есть такое оборудование, - однозначно высказывается Михаил Свещинский, доктор медицинских наук, независимый эксперт по лабораторной диагностике. - Такую лабораторию, как у «ТАФИ», в центральной части России найти сложно, а тут Дальний Восток. Все это пустые разговоры про некачественные анализы, оборудование первоклассное, на обслуживание которого лаборатория тратит очень большие деньги, поэтому проблемы нужно искать на стадии преаналитики (забора) и соблюдения правил доставки.

К таким же выводам пришла и комиссия Росздравнадзора, что проблемы нужно искать на больничном этапе.

- Так информация о том, что Елена Голубь была права относительно нарушений выявленных вашими специалистами в «ТАФИ» соответствует действительности? - интересуюсь у представителя Росздравнадзора.

- Росздравнадзор провел внеплановую выездную проверку организации оказания медицинской помощи населению в ЕАО. Это была комплексная проверка, в ходе которой, в том числе, проверялась и деятельность «ТАФИ», - комментирует Ольга Малёва, советник руководителя Росздравнадзора. – В ходе проверки было выявлено много нарушений в организации именно здравоохранения ЕАО, информация о которых передана в Генпрокуратуру, Минздрав России, Губернатору региона. У нас на сайте размещен пресс-релиз о проверке (от 15 сентября 2015 года), и там подробно все написано. Необходимо отметить, что Росздравнадзор продолжает отслеживать ситуацию в регионе, и не снимет с контроля организацию здравоохранения в ЕАО до полного устранения всех выявленных нарушений.

В своем глазу бревна не видим?

В общем, после услышанного и увиденного я, признаться, как-то засомневалась в объективном подходе журналистов из ЕАО к сбору материала. К тому же непонятна позиция Бурындина, который, если верить официальному сайту ОНФ, обратился к ним за помощью после того, как местная прокуратура попросила их представить документы и доказательства, свидетельствующие о нарушениях в облздраве и той же «ТАФИ». Чего так журналисты испугались? И почему расценили это как давление на них со стороны органов? Ведь если журналист проводит расследование объективно, в первую очередь он подкрепляется доказательствами и в его же интересах ради дела поделиться ими с органами.

И еще один факт. При нашей встрече я Сергею Бурындину, кстати, депутату городской думы, задала один вопрос - про его долги в миллион с лишним. Самая большая сумма - это налоги в городскую казну. И вот что он ответил на вопрос: «Гасить долг собираетесь?».

- Я и не собираюсь их просто так отдавать, - заявил депутат.

- Ну есть же решение суда, и вы должны его исполнить как любой гражданин, - оперирую.

- Решения судов бывают разные, - вступилась за шефа Елена Голубь.

- А на что вы газету тогда содержите? – задаю резонный вопрос.

- Это дело десятое, где я зарабатываю, - сухо ответил Сергей Бурындин.

- За счет рекламы, - добавляет в разговор Елена Голубь.

Да, рецепт на миллион. Ведь если учесть печать, зарплату сотрудников, очень скромную коммуналку, на то, чтобы «Газета на дом» выходила в свет при самом скромном раскладе нужно тратить около 250 тысяч в месяц.

На рекламе «Газете на дом» при их, если верить опять же Голубь, прайсовых расценках - 14 тысяч за полосу с трудом можно печать оплатить. В общем, странная защита интересов населения у Сергея Бурындина получается. Денег, чтобы отдать долг в казну города, у него нет, а газету выпускать - есть. Такое вот отношение у депутата к своим избирателям, так сказать, избирательное.

Судить, кто прав, а кто виноват, только вам. И немного перефразирую профессора Преображенского из «Собачьего сердца»: не читайте перед обедом желтых газет, чтобы аппетит не испортить.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также