2018-04-13T02:59:04+03:00

«От нас ушли одни из лучших»: коллеги рассказали, какими были летчики, погибшие в авиакатастрофе Ми-8 в Хабаровске

Родственники, друзья и коллеги говорят обо всех членах экипажа как о профессионалах с большой буквы
«От нас ушли одни из лучших»: коллеги рассказали, какими были летчики, погибшие в авиакатастрофе Ми-8 в Хабаровске«От нас ушли одни из лучших»: коллеги рассказали, какими были летчики, погибшие в авиакатастрофе Ми-8 в Хабаровске
Изменить размер текста:

12 апреля в Хабаровском крае объявлен день траура по погибшим в авиакатастрофе вертолета Ми-8 летчикам. Вчера проверяющий Алексей Штанько, три командира воздушных судов Антон Ермаков, Дмитрий Макаров, Виктор Посохов, второй пилот Игорь Ульянов и бортмеханик Юрий Борода вылетели бортом Ми-8, принадлежащим авиакомпании «Восток», на учебную тренировку. И погибли. Что произошло, разумеется, выяснит следствие. Но людей уже не вернуть.

Алексей Штанько в эту роковую тренировку взмыл в воздух на борту Ми-8 в качестве проверяющего. 41-летний командир воздушного судна, по воспоминаниям его коллег, был профессионалом с большой буквы – спокойным, рассудительным, общительным. Таким же его вспоминают и родственники. Довелось служить Алексею и в горячих точках вдали от Родины. Об одной нам известно достоверно – пилот летал под пулями в Сомали.

Как служба, так и работа Алексея забрасывала в самые отдаленные места: он побывал в Восточном Тиморе и на Гаити, где в 2010 году встретил 42-го президента США Билла Клинтона.

- У Леши осталась больная мама, молодая жена и восьмимесячная дочечка. Это был замечательный человек! Высокий, красивый, умный командир экипажа… Тяжело. - поделилась Светлана Болотина, тетя Алексея Штанько.

- Юрий Николаевич Борода в Афганистане воевал, он в нас душу вкладывал при работе. У него ребенок есть. Да, у них у всех остались дети, - говорит коллега погибших летчиков. - Не понимаю, как такое могло случиться, экипаж был опытный. Одни из лучших ушли от нас. Ульянов хотел в командиры вводиться. А Антон Ермаков был простой, очень спокойный и грамотный командир. Он часто за границу в долгие командировки улетал, а когда приезжал младшая дочь его не узнавала - забывала за это время.

11 апреля вертолет поднимался в воздух неоднократно – это подразумевает тренировка. Как рассказывают очевидцы, сначала посыпались лопасти вертолета. Это случилось как раз в тот момент, когда машина подлетела к антенной вышке. После воздушное судно упало и загорелось. Товарищи летчиков не исключают, что экипаж героически, ценой собственных жизней увел вертолет от жилых домов, не допустив катастрофы большего масштаба.

Станислав Штинов, вертолетчик МЧС России, знал лично членов экипажа, с некоторыми из них служил в горячих точках.

- Там были два моих боевых товарища, с которыми я служил раньше в армии. С одним из них я воевал в Афганистане - с борт-инженером от бога Юрой Бородой. Он начал работать в воздухе с начала 80-х годов. С Виктором Посоховым я воевал в Чечне, очень перспективный летчик. Он в небе где-то с 90-х. Причем Витя еще и переучивался на французский вертолет и выполнял задачи на этом воздушном судне. Их я, конечно, хорошо знал, - голос прерывается, слышно, что для Станислава это глубочайшая трагедия. - Тяжело сейчас говорить, что знал. Они профессионалы, профессионалы с большой буквы. С этим людьми я в разведку пойду. Так я и ходил. Мы воевали вместе - не оглядывались, так как были полностью уверены друг в друге. Юра - просто добрейшей души человек, очень скромный, спокойный, взвешенный в абсолютно любой обстановке, корректный и вежливый. Виктор Посохов - очень хороший летчик и друг. Они оба - мастера своего дела. То, что сейчас случилось, с одной стороны, нелепость. В авиации даже маленькая проблема может привести к тяжелым последствиям. Такие нюансы невозможно предугадать и предусмотреть. В этом случае, видимо, такой нюанс и вылез.

По мнению Станислава, летать в такую погоду - верх профессионализма. Тем более, что летчиков-испытателей специально готовят для полетов в таких метеорологических условиях.

- Потеря профессиональных летчиков в таком количестве при общем их дефиците - огромная утрата. Страшнее сейчас, безусловно, семьям и детям погибших. Я как отец пятерых просто не представляю, как это услышать: «Извините, сегодня можете никого не ждать». Как у гусаров век недолог, так и у вертолетчиков. Не зря же нас называли на войне камикадзе. Все, что поднимается в воздух - уже опасно. Просто по всем законам физики вертолет не должен летать.

Напротив всем законам, вертолеты летают и, к сожалению, падают.

Еще больше материалов по теме: «КРУШЕНИЕ ВЕРТОЛЕТА МИ-8 В ХАБАРОВСКЕ»

 
Читайте также