2018-04-18T09:55:54+03:00

Почему бизнес в Хабаровском крае продолжает страдать от чрезмерного контроля

В июне 2017 года генеральный прокурор России Юрий Чайка назвал топ-5 надзорных органов, тормозящих развитие бизнеса на Дальнем Востоке. Большое количество прокурорских претензий было адресовано налоговой инспекции
Тимофей СУЩЕНКО
Фото: pixabay.comФото: pixabay.com
Изменить размер текста:

Выводы генеральной прокуратуры были основаны на проводимых по жалобам предпринимателей проверках и решениях арбитражных судов, которые все чаще стали признавать действия инспекторов региональных УФНС незаконными. Тогда у начальников УФНС в ДФО аргументов в защиту службы не нашлось, и налоговиков настоятельно попросили поумерить свой пыл - без надобности предпринимателей не дергать и проверками безосновательно не докучать.

- Мы не говорим о полном прекращении контроля. Но давайте ответим на вопрос: «А нужно ли такое количество проверок?» - отметил тогда на совместной коллегии Юрий Трутнев, полпред президента РФ в ДФО.

Действительно, задачи у налоговой службы стоят нешуточные: пополнять бюджет государства и оберегать его от мошенников. Особенно это касается борьбы с так называемыми обнальными конторами - «прокладками», создающими вид бурной финансовой деятельности, позволяющей разными способами не только уходить от уплаты налогов, но и получать возмещение из государственного кармана. Именно поэтому особое внимание направленно на компании, работающие по системе НДС.

Однако в борьбе с теневиками под общую гребенку попадают все, кто, по мнению налоговых инспекторов, вызывает подозрение. И при этом получить вразумительный ответ со ссылками на закон, почему сотрудники УФНС включили фирму в «черный список», не всегда получается. Ведь порой мнение формируется больше по косвенным признакам, сводящимся к фразе: «Мы так думаем». И от этого не застрахована ни компания, много лет просуществовавшая на рынке, ни человек, только что решивший открыть свое дело.

Эмоции в сторону

Хабаровчанка Юлия Коровина 28 марта 2017 года оформила ООО, встав на учет в налоговую инспекцию Индустриального района Хабаровска. Но сдача первого же квартального финансового отчета обернулась головной болью.

- Декларацию на прибыль у меня приняли без проблем, потому что все было по нолям, ведь предприятие до того, как закончился первый квартал 2017 года, просуществовало всего три дня, - вспоминает Юлия. - А вот декларация на уплату НДС, которая была так же нулевой и подавалась в электронном виде, даже не была принята для рассмотрения.

Женщина решила, что заполняя документ, по неопытности что-то напутала, поэтому вторично подала данные через спецоператора, заключив с ним договор на оформление налоговых документов от ее лица. Но и во второй раз документы не приняли. А потом еще и аннулировали доверенность, выданную предпринимателем спецоператору.

Предприниматели знают о последствиях, которые наступят, если не предоставить отчет о деятельности предприятия - бизнес встанет колом, потому что налоговая вправе закрыть счет. А какая работа без денег?

В случае с Юлией Коровиной так и вышло. Неприятная, в данном случае не по вине ООО, декларация автоматически была приравнена к не предоставлению отчета в налоговый орган. И вот, уже год, как женщина, пытаясь получить ответ на вопрос: «Почему к ее ООО столь пристальное внимание со стороны налоговых служб, особенно в части деклараций по НДС?», дошла до прокуратуры, арбитражного суда, уполномоченного по правам предпринимателей Хабаровского края и даже Полпреда Юрия Трутнева. И оказалось, что не одна она пытается найти ответ на этот сложный вопрос.

- Подобная проблема уже как год возникает в различных областях России, где предприниматели жалуются на отказы налоговых инспекций в приеме налоговых деклараций по НДС. Теперь волна докатилась и до нас, - констатирует Олег Герасимов, уполномоченный по правам предпринимателей в Хабаровском крае. - В декабре 2017 года сразу несколько предпринимателей из разных районов края, но по большей части из Хабаровска, обратились к нам за помощью, потому что столкнулись с такой же проблемой. Почти во всех случаях итогом споров с налоговой был вердикт - директор фирмы или владелец не являются легитимными. Если проще, то люди вообще не имеют отношения к фирме и никогда не имели.

Что есть Закон?

Однако в случае Юлии Коровиной «черную метку» от налоговой она получила даже после того, как ответила на все вопросы инспектора, касающиеся деятельности ее, пусть даже не успевшего пожить, предприятия. Однако появление 11 января 2018 года в базе ЕГЮРЛ отметки «нелегитимный владелец и директор в одном лице», по мнению женщины, спустя полгода после начала конфликта с налоговыми инспекциями сперва Индустриального, а потом и Железнодорожного районов, связано с ее иском в арбитражный суд по факту непринятия отчетности.

- Обжалование действий районных налоговых в вышестоящем органе не привело к положительным результатам. И предприниматель обратилась к нам. Сейчас мы оказываем ей бесплатную юридическую поддержку, - объясняет Олег Герасимов. - Признаться, мы поражены сложившейся ситуацией, потому что масштаб конфликта уже вышел далеко за пределы одной компании. После того, как деятельность первой компании Юлии Борисовны «Пегас» заблокировали, по нашему мнению, незаконно, она была вынуждена создать другое предприятие - «Сатурн», но с ним начались такие же мытарства, а потом налоговые службы начали уже предъявлять претензии и к работе предприятий ее брата - Виктора Борисовича Маркова.

Предпринимательская жизнь Виктора была спокойной, но после того, как в августе 2017 он решил поддержать сестру и сходить с ней в налоговую, история как под копирку повторилась и с фирмами, к которым он имел отношение. Сперва прекратил жизнь «Престиж», проработавший всего несколько месяцев. Потом сразу с момента создания в сентябре 2017 проблемы начались у «Спектра». Досталось и «Стройсервису», который существует уже более пяти лет, и где Виктор является лишь директором.

- По сути, мы являемся перекупщиками услуг и товаров, есть масса электронных площадок, где предприятия ищут исполнителей на субподрядные работы или для реализации продукции. Мы сидим на этих площадках, получаем заказы и помогаем заработать нашим контрагентам, в том числе ИП, у которых нет возможности сидеть на этих ресурсах и отслеживать заказы. А «Стройсервис» уже многие годы выполняет строительные контракты, в том числе государственные, - объясняет деятельность попавших в опалу у налоговой предприятий Виктор Макаров. - Что здесь незаконного, и почему данную деятельность инспекция считает сомнительной, мне не может объяснить никто из сотрудников налоговой, всех, видите ли, сильно смущает, что мы на НДС. Но простите, какие признаки сомнительной деятельности, как они говорят, могут быть на предприятии, которое и месяца не просуществовало? И какие выводы они могут делать, не видя даже отчетности, которую просто не приняли. А были вовсе абсурдные ситуации, например, по тому же «Престижу». Сперва декларацию на уплату НДС за третий квартал не приняли, а потом, когда спустя пять (!) месяцев началась прокурорская проверка, инспекция сама задним числом приняла декларацию и отчиталась в надзорный орган, что вопрос урегулирован, и почти такая же ситуация была со «Стройсервисом». А ведь в обоих случаях счета компаний были заморожены, и мы не могли вести деятельность, кто ответит за понесенные убытки?!

В поисках истины или налоговые премудрости

Прежде чем в дело вмешалась прокуратура и суд, предприниматели прошли весь круг жалоб внутри налоговой, в итоге побывали и на приеме у краевого руководства ФНС.

- Инспекции районов, где стоят на учете данные организации, заподозрили их в незаконном ведении финансовой деятельности, а именно в проведении несуществующих сделок с единственной целью - возместить в последующем НДС, - объясняет Сергей Ефремов, руководитель УФНС по Хабаровскому краю. - Помимо этого, они не являлись на встречи с инспекторами для дачи объяснений, почему и возникли подозрения, что это компании-однодневки. Если бы они своевременно выполняли требования инспекторов, предоставляли документы на проверку, то таких проблем бы не возникло. Инспекторы неоднократно просили их предоставить документы, свидетельствующие о ведении законной деятельности, но до сих пор их так и не увидели. Да и вряд ли бы возникли какие-то претензии, если они выбрали упрощенную форму налогообложения, которая, собственно, и разработана для малого бизнеса. Что до непринятия деклараций, то нашим регламентом это не возбраняется, и первая инстанция арбитражного суда по иску «Пегаса» был на нашей стороне.

Но стоит отметить, что решение, на которое ссылается Сергей Ефремов, еще не вступило в законную силу и сейчас обжалуется в апелляции.

- Налоговые органы края отказ в приеме электронных налоговых деклараций по НДС мотивируют: недостоверностью сведений в отношении юридического адреса, руководителя; наличием признаков «недобросовестных» юридических лиц; несданной отчетностью организациями контрагентами, - комментирует ситуацию юрист аппарата уполномоченного представителя по защите прав предпринимателей. - Тем не менее внутренние регламенты налоговых органов на налогоплательщика не распространяются, и он не обязан их знать и выполнять. Есть Налоговый кодекс, который выше регламентов ФНС. Примите декларацию, запросите дополнительные документы, как положено, и разбирайтесь. «Недобросовестность» юридических лиц, как в случае с предприятиями Юлии Коровиной и Виктора Маркова, нельзя установить вне рамок налогового контроля, не изучив отчетность организации, не проведя мероприятия налогового контроля. И о каком запросе документов со стороны инспекции может идти речь, если декларация не принята, а стало быть, и проверять нечего.

По мнению омбудсмена по защите прав предпринимателей Олега Герасимова, подобные действия налоговых органов приводят к негативным последствиям для бизнеса. Отказ в приеме декларации у организации, и как следствие приостановление движения по счетам в банке, парализует ведение бизнеса, приводит к непринятию у других организаций отчетности, что разрушает малый бизнес.

Быть ли жалобе, вот в чем вопрос

Сейчас юристы омбудсмена защищают интересы сразу нескольких компаний, попавших в схожую с «Пегасом» ситуацию, в том числе и Виктора Маркова, которого также внесли в «черный список».

Количество проверок офисов фирм и личностей Юлии и Виктора за восемь месяцев тяжб перевалило за 20!

- В итоге с одного юрадреса нас попросили, мол, нам из-за вас проблемы с налоговой не нужны, - вспоминает Виктор Марков. - На другом адресе арендодатель оказался покрепче. Но и его эти бессмысленные проверки стали раздражать, особенно, когда он узнал, что от его лица инспекторы написали обо мне негативную информацию, которая не соответствует действительности, и благодаря чему в ЕГРЮЛ внесли отметку о не подтверждении по месту регистрации.

Галина Полушкина, бухгалтер ООО «Авторем», расположенного улице Промышленной, где компании Виктора сейчас арендуют помещения, даже и не припомнит, какой еще их арендатор вызывал у налоговой такой бурный интерес.

- За месяц шесть раз! И все с одними и теми же вопросами, такое ощущение, что специально на чем-нибудь пытались подловить, мол, на месте его застать не могут - так он же работает, естественно, не сидит на месте! Сейчас все крутятся, как могут, и раздувать штат, лишь бы ради проверяющих кто-то в офисе сидел, естественно не будут, - высказывает свое мнение о ситуации сотрудница «Авторем». - А последний визит вообще меня озадачил, мне прямым текстом сказали избавиться от него, мол, неблагонадежен, а то и у вас начнутся проблемы.

Почему неблагонадежны Юлия и Виктор, затруднились конкретизировать и представители налоговых инспекций в арбитражном суде.

- У нас свои внутренние критерии оценки неблагонадежности, и мы их разглашать не можем, - в один голос заявили представители налоговой в суде. - Мы так считаем.

При этом объяснить, какими нормами закона инспекторы руководствовались, когда не приняли отчетность у «Пегаса», которому на тот момент было всего три дня от роду, тоже отказались. Индустриальная ФНС сослалась на какие-то внутренние документы, которые опять оказались секретными, а ответ их коллег из Железнодорожной инспекции и вовсе вызвал недоумение у судьи. Мол, они от коллектива не отбиваются и верят мнению коллег, даже если оно ошибочно.

В кулуарных же беседах, налоговики той же Железнодорожной инспекции, куда после первого инцидента в Индустриальном районе вынуждена была перейти Юлия Коровина, откровенно говорили, что причина ее бед - жалоба в краевую ФНС и прокуратуру, мол, не любят инспекторы, когда на них жалуются.

Когда защищаться нужно уметь

И, видимо, не зря не любят. Если вспомнить о случаях непринятия деклараций других компаний, жалобы которых поступили в прокуратуру и омбудсмену Олегу Герасимову, то прокуратура по всем подобным фактам внесла представление о недопустимости нарушения закона, и налоговые с нарушениями согласились.

- Налоговый орган не вправе отказать в принятии декларации, если она представлена по установленной форме. Основания для отказа перечислены Минфином и не подлежат расширенному толкованию. Вся информация размещена на сайте ФНС, - комментирует ситуацию Евгений Булавин, начальник отдела по надзору за соблюдением прав предпринимателей. - Обращения предпринимателей из разных районов Хабаровского края и краевого центра позволили нам провести масштабные проверки территориальных налоговых. В результате информация по жалобам подтвердилась, внесены представления на устранения. Выявлены также и другие подобные нарушения.

Тем не менее налоговики до сих пор настаивают на том, что у них есть основания предполагать, что вышеупомянутым фирмы ведут незаконную финансовую деятельность, правда, на чем основаны эти выводы, понять сложно. Поэтому записи в ЕГРЮЛ о нелегитимности учредителей и директоров, а еще отсутствии по месту регистрации, то появляются, то исчезают. В конце марта даже начальник краевого УФНС был вынужден признать, что территориальная налоговая внесла очередную «черную метку» незаконно.

Поэтому теперь Юлия и Виктор для дачи объяснений в инспекции ходят только в сопровождении сотрудника юридической службы краевого омбудсмена.

- Мы уже вынуждены «писать» наши встречи с инспекторами. Потому что веры уже в здравый смысл нет! Районные инспекции умудряются вводить в заблуждение даже свое краевое руководство, предоставляя сведения о том, что не могут подтвердить данные об учредителях или наш адрес регистрации, о чем вносят соответствующие отметки в ЕГРЮЛ, хотя не раз получали от нас документы, приходили к нам в офисы и даже домой! А последний раз меня вообще попросили дать объяснение, на что я трачу деньги с личного счета.

Ситуация, по мнению уже всех сторон конфликта, окончательно зашла в тупик. Понятно, что точку в этих спорах может поставить либо прокуратура, либо суд, и скорее всего ждать осталось недолго.

Тем не менее, по мнению Олега Герасимова, наши предприниматели редко готовы отстаивать свои законные интересы и жаловаться на надзорные органы. И в большинстве случаев это происходит из-за юридической безграмотности, а ведь в аппарате уполномоченного специально набран целый штат юристов, которые абсолютно бесплатно готовы отстаивать интересы бизнеса в суде, не только для восстановления деловой репутации, но и сохранения дальнейшей возможности осуществлять предпринимательскую деятельность.

 
Читайте также