Коронавирус Covid-19

КОВИД не спит, или как свобода может убивать

В правительстве думают, как остановить распространение опасной инфекции
КОВИД не спит, или как свобода может убивать

КОВИД не спит, или как свобода может убивать

Фото: Артем КИЛЬКИН

УЖАС ДЛЯ ВРАЧЕЙ

В Хабаровске сейчас есть только одна главная тема, все остальное как-то забылось. Однако остаются и другие, не менее важные для жизни края.

COVID-19 никуда не делся. Те же массовые «прогулки» на свежем воздухе горожан приводят в ужас санитарных врачей: в Хабаровском крае после майских праздников неуклонно растет кривая заболеваемости коронавирусом. Если до этого заболевали единицы, и медикам удавалось держать ситуацию под контролем, то сейчас ежедневно в больницы обращаются уже сотни людей с опаснейшим диагнозом. Независимо от того, веришь ли ты в коронавирус, он продолжает собирать свою смертельную жатву.

- С начала пандемии в Хабаровском крае зарегистрировано 5311 случаев заболевания COVID-19, из них 42 закончились смертью пациентов, - рассказали в минздраве Хабаровского края. - «Активными» остаются 2620 случаев заболевания, из них 35 человек в тяжелом состоянии на ИВЛ.

Да, примерно у половины всех заразившихся заболевание протекает в достаточно легкой форме, но у остальных она проявляется как пневмония. Кто болел, тот поймет. Непрерывная резь в груди, когда даже дышать больно. Все они госпитализированы, все находятся под круглосуточным наблюдением врачей. Кроме того, медики отслеживают состояние тех, кто так или иначе находился в близком контакте с уже заболевшими, это 8,3 тысячи человек. И это только те, кого удалось выявить. Но как уследить за всеми?

ДЕЛО В КОЙКАХ

Специалисты выяснили, что один зараженный коронавирусом в свою очередь может передать инфекцию минимум пяти людям, и неважно, в какой форме у него протекает заболевание. Легкое недомогание для одного может обернуться смертью для другого. Инкубационный период вируса по-прежнему составляет 14 дней, то есть человек-носитель может и не знать, что он стал разносчиком смертельной заразы.

В крае люди и раньше не очень-то тщательно соблюдали противоэпидемические меры. Сколько раз вы надевали маску, оказываясь в толпе людей? Не натягивали ее на подбородок для видимости, оставляя свободными нос и рот, а надевали - по всем правилам? Или соблюдали социальную дистанцию в полтора метра? То-то же. Кто-то думал, что обойдется, кто-то попросту не верил, что коронавирус существует.

Все это до той поры, пока не оказывался на больничной койке, подключенным к аппарату искусственной вентиляции легких. А процедура эта очень неприятная, кто не верит - погуглите, но и не на такое согласишься, если на другой чаше весов - смерть. Выздоровление тоже не гарантия, что функции дыхательной системы полностью восстановятся - врачи не волшебники.

Ситуация может существенно осложниться, если опять последует взрыв заболеваемости. Дело в койках, точнее, их количестве. Оно рассчитывается, исходя из прогнозов по заболеваемости. Но в случае взрывного роста прогнозы не работают, и коек может не хватить на всех. Тем более может не хватить аппаратов ИВЛ, как это случилось в Европе.

Еще до событий, случившихся в регионе 9 июля, в правительстве края обсуждали вопрос по снятию ограничений. На этом особенно настаивают предприниматели. По их словам, надо спасать то, что еще можно спасти - кафе и рестораны, терпящие грандиозные убытки, театры, кинотеатры, частные детские сады, фитнес-клубы и многое, многое другое, поставленное на грань выживания ради здоровья людей. Бизнесмены согласны на все - проверки, штрафы за несоблюдение масочного режима - только откройте.

Но дело в том, что это невозможно, пока в крае растет заболеваемость, а справиться с этим ростом никак не могут. Чтобы переломить ситуацию, в правительстве региона задумываются даже об ужесточении ограничительных мер. Пока до этого не дошло, хотя Роспотребнадзор продлил действия мер по нераспространению коронавируса до 7 августа. Из пунктов общественного питания по-прежнему работают только веранды, детские сады закрыты, кинотеатры тоже, на стадионы пускают только со справкой, а люди до сих пор продолжают наплевательски относиться к собственной безопасности.