Общество

Колючей эльбанской «Снежинке» - единственной колонии особого режима в Хабаровском крае, исполнилось пять лет

В уникальной тюрьме для пожизненно осужденных побывал корреспондент «Комсомолки»
Колючей эльбанской «Снежинке» - единственной колонии особого режима в Хабаровском крае, исполнилось пять лет

Колючей эльбанской «Снежинке» - единственной колонии особого режима в Хабаровском крае, исполнилось пять лет

Фото: УФСИН по Хабаровскому краю

ЭЛЬБАНСКАЯ СНЕЖИНКА

Мы с коллегами-журналистами в этой колонии были почти сразу же после открытия в 2016 году. В плане главное здание «Снежинки», похоже на семилучевую снежинку, за что и получила свое прозвище. Тогда, пять лет назад, она только наполнялась контингентом.

Со всех концов страны в маленький Эльбан по этапу свозили серийных убийц, маньяков, насильников, террористов - бывших постояльцев «Черного дельфина», «Белого лебедя», «Полярной совы» и других спецколоний для тех, кому смертную казнь заменили «вечным» сроком.

Несмотря на автоматизацию собаки на службе в колонии все равно остались и такие обходы совершаются регулярно

Несмотря на автоматизацию собаки на службе в колонии все равно остались и такие обходы совершаются регулярно

Фото: Борис КОКУРИН

Сейчас «Снежинка» почти укомплектована. Здесь 262 заключенных, отбывающих пожизненный срок, есть 20 человек, сидящих на строгом режиме - это, в основном, обслуга, и еще пятеро на общем режиме - их задача обслуживать тех, кто сидит на строгом. Причем все устроено так, что между собой «разнорежимные» заключенные никак не пересекаются. Всего же колония может принять 270 профильных сидельцев. Так что некоторые «гости» имеют отдельные «номера».

столовой здесь нет, еду заключенным приносят в камеры

столовой здесь нет, еду заключенным приносят в камеры

Фото: Борис КОКУРИН

Высоченные стены, опутанные современной «колючкой», которая не только колет, но и режет. Никаких вышек и «вохры с наганами» - их заменили лазерные дальномеры, детекторы движения, видеокамеры. Хотя собаки, конечно, еще остались - на всякий случай. Говорят, система охраны здесь, как в Домодедово, а может, и еще лучше.

Здание колонии («Снежинка» - это именно колония особого режима, а не тюрьма) построено по шведскому проекту и обошлось бюджету в кругленькую сумму - что-то около миллиарда рублей, открытие объекта из-за перебоев в финансировании постоянно переносилось, но, в конце концов, его все же достроили.

Сегодня на ужин рис и жареная навага

Сегодня на ужин рис и жареная навага

Фото: Борис КОКУРИН

Побег из ИК №6, утверждают сотрудники, в принципе невозможен, поэтому местные постояльцы передвигаются по колонии без наручников и называют «Снежинку» курортом. Чисто, светло, кормят три раза в день, раз в день прогулки, два раза в неделю баня. Краткосрочные и долговременные свидания. Кроме того, заключенные здесь неплохо зарабатывают, изматывая суды и администрацию жалобами. Как это происходит и зачем им деньги - напишу в следующем материале.

Все продукты из рациона обязательно помещаются на спецхранение - не дай бог кто-то отравится

Все продукты из рациона обязательно помещаются на спецхранение - не дай бог кто-то отравится

Фото: Борис КОКУРИН

ПОЖИЗНЕННОЕ - ЭТО ОЧЕНЬ ДОЛГО

Ну как долго? Навсегда и даже после смерти. Когда срок на земле выйдет, заключенного похоронят рядом с колонией. И терять таким людям нечего. За каждым - моря крови и горы трупов. У каждого за плечами история, за которую продюсеры в Голливуде точно передерутся - снимай хоть триллер, хоть фильм ужасов.

Вышки и "вохра" с наганами давно ушли в прошлое

Вышки и "вохра" с наганами давно ушли в прошлое

Фото: Борис КОКУРИН

«Комсомолка» уже писала о Максиме - заключенном, приехавшем знакомиться с родителями будущей жены и убившем шесть человек, включая женщин и детей. Парень, получивший «пожизненное», даром времени не терял и уже за решеткой нашел себе новую невесту, но за границей. Девушка в восторге от молодого человека, говорит - нашла родственную душу. Учит русский, мечтает приехать. Правда, ее интеллигентные родители в ужасе… но это тоже другая история.

Телевизор в камеру можно купить на свои деньги, либо заработанные, либо переданные родственниками

Телевизор в камеру можно купить на свои деньги, либо заработанные, либо переданные родственниками

Фото: Борис КОКУРИН

Иван Иванов (фамилия и имя изменены по просьбе администрации учреждения), приговоренный к расстрелу, а потом к пожизненному за грабежи и многочисленные кровавые убийства, написал книгу о громком уголовном деле. Сейчас дописал уже вторую о своей нелегкой судьбе и поисках бога, теперь ищет экранизаторов, чтобы снять художественное кино.

С заключенными занимаются психологи помогая им понять себя

С заключенными занимаются психологи помогая им понять себя

Фото: Борис КОКУРИН

- Не знаю, есть ли среди вас верующие, но мне вот в камере бог открылся, - рассказывает Иван Иванов. - Открылся так явно, что я теперь не просто верю, что бог есть, а знаю об этом. Вот нас в школе убедили, что я произошел от обезьяны, в какой-то момент я в это поверил и в какой-то момент стал жить по законам джунглей, и попал в клетку. У меня восемь ограблений магазинов, рэкет и шесть убийств, в том числе и сотрудников милиции. Сейчас я сожалею об этом, особенно когда уверовал. История интересная: я в камере смертников месяц сидел со своим родным братом. Ему потом смертную казнь заменили 15-летним заключением. Сейчас он уже освободился, живет, у него трое детей, занимается музыкой.

Илья Тихомиров пишет иконы, говорит что раскаивается в своем поступке, но из колонии ему уже не выйти

Илья Тихомиров пишет иконы, говорит что раскаивается в своем поступке, но из колонии ему уже не выйти

Фото: Борис КОКУРИН

Вообще, многие оказавшиеся в колонии особого режима приходят к богу. Ну, или делают вид, что приходят, кто ж их разберет? Илья Тихомиров - террорист, взорвавший Черкизовский рынок в Москве (14 убитых, более 40 пострадавших) - пишет иконы, мечтает о свободе, которую, наверное, не увидит никогда.

Вся жизнь людей в колонии как на ладони, от видеокамер не скрыться нигде

Вся жизнь людей в колонии как на ладони, от видеокамер не скрыться нигде

Фото: Борис КОКУРИН

Выйти из этой колонии теоретически возможно - после 25 лет за решеткой каждый имеет право подать документы на условно-досрочное освобождение. Но ни одного случая, чтобы прошение удовлетворили, в России пока не было. В комиссию по помилованию входят родственники погибших, так что тут без вариантов.