Премия Рунета-2020
Хабаровск
0°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 ноября 2023 7:48

Юрий Трутнев - «КП»: Каждый из нас должен заниматься тем, что важнее всего для России

Юрий Трутнев оценил предприятия ТОР «Патриотическая» в Хабаровске
Юрий Трутнев часто бывает как на востоке России, так и в зоне СВО. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Юрий Трутнев часто бывает как на востоке России, так и в зоне СВО. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Помощь и поддержка участников специальной военной операции - основная цель для страны. В эту работу включился Дальний Восток без отрыва от решения собственных насущных проблем. Вице-премьер - полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев часто бывает как на востоке России, так и в зоне СВО. О совете Дальневосточного федерального округа, восстановлении Донецкой народной республики и будущем центров «Воин» он рассказал в интервью «КП» - Хабаровск».

Юрий Трутнев рассказал о работе на подшефных территориях. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Юрий Трутнев рассказал о работе на подшефных территориях. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

- Юрий Петрович, как всегда, у вас насыщенная рабочая поездка. Наверное, самое значительное событие - это совет округа. Какие основные вопросы обсуждались?

- На совете округа, прежде всего, рассмотрели вопросы подготовки к зиме, потому что это время года на Дальнем Востоке суровое, и оставить людей без тепла - недопустимо. Цифры и показатели подготовленности хорошие, но этого мало. Важно понимать готовность всех органов исполнительной власти, настроенность губернаторов.

Рассмотрели вопросы, связанные с подготовкой к следующему «шефскому сезону». За всеми субъектами Дальневосточного федерального округа закреплены подшефные территории Донецкой Народной Республики. Хочу сказать, что у нас нет ни одного объекта, который сдан с нарушением сроков. Строители ощущали высокую степень ответственности, ну и контроль за исполнением был качественный.

Например, Сахалинская область построила в городе Шахтерске замечательные детские площадки. Стоят они совсем недорого, но при этом, когда я там был, все эти детские площадки были снизу доверху обвешаны детворой со счастливыми лицами. Якутия на своей подшефной территории, в городе Кировское, разбила красивый городской парк культуры и отдыха «Победа» и фонтан. Это очень важно.

- Насколько важно, чтобы губернаторы вникали в эти вопросы и лично посещали подшефные территории?

- Считаю, что важно. Понимаете, там находятся наши ребята, из всех регионов. Большинство субъектов сформировали именные добровольческие подразделения, ребята уходят в зону проведения специальной военной операции добровольцами, поступают на контрактную службу. И они вернутся. И они должны знать, что их не бросили, что губернаторы и их земляки приезжали, привозили помощь, передавали слова поддержки. Я видел, что даже детские письма играют очень большую роль.

Я просил всех губернаторов взять работу на подшефных территориях под личный контроль, выезжать туда. Расскажу вам такую историю: на Дальнем Востоке, по-моему, три региона изначально не получили шефство. Губернаторы пришли ко мне страшно обиженными и говорят: «Как так? Мы тоже хотим!» Я им сказал, что регионы у них небольшие, бюджеты маленькие. Они говорят: «Все равно хотим». Эти изменения внесены, и сегодня нет ни одной территории, которая не вела бы подшефную работу.

Дальневосточный полпред оценил сборку БПЛА в Хабаровске. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Дальневосточный полпред оценил сборку БПЛА в Хабаровске. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

- То есть в подшефной работе бюджет не важен?

- Там не очень большие деньги. Больше стоит вопрос своевременности и правильности произведенных работ. В рамках шефской работы в ДНР не строятся гигантские объекты за большие деньги. Например, привести в порядок школу, чтобы дети могли заниматься. Мне кажется, это святое дело.

- Сейчас так или иначе все соприкасаются со специальной военной операцией. Мы знаем, что вы направляете технику и вооружение в зону СВО, награждаете военкоров, встречаетесь с бойцами и добровольцами. Складывается впечатление, что для вас этот вопрос - глубоко личная тема.

- В чем-то личная... В моей семье всегда берегли память о защитниках Родины, гордились ими. Считаю, что человек должен заниматься тем, что в данный момент важнее всего для страны. Надо ли нам заниматься развитием Дальнего Востока? Вне всякого сомнения, надо. Но будет ли эта работа успешной, пока не закончится специальная военная операция, пока мы не победим? Мирное строительство все равно будет сдерживаться тем экономическим давлением, которое на нас производят противники. И тем, что возникает дефицит бюджета, и тем, что десятки тысяч дальневосточников находятся в зоне специальной военной операции, а их здесь ждут.

Для меня это действительно личное: я хочу, чтобы наша страна как можно быстрее победила. Я хочу, чтобы мы дальше развивали Дальний Восток, занимались мирным строительством в ситуации, когда Россия отстояла свою свободу и независимость. Считаю, что в этот период не участвовать в борьбе, не помогать стране победить - просто неправильно и нечестно.

- На Сахалине будет открыт первый постоянно действующий центр волонтеров на Дальнем Востоке. Возможно ли распределить эту практику на все регионы Дальнего Востока?

- Мне кажется, слово «волонтер» и распространение каких-то обязательных практик - не для этой работы. Давайте я еще побуяню немножко: мне вообще слово «волонтер» не нравится, оно не наше. Можно говорить «добровольцы» или еще подумать, наверняка в русском языке есть аналоги. Англицизмы - заразная штука. Это тоже своего рода идеологическая диверсия, когда нам потихоньку в голову внедряют мысль, что у нас и слов-то нет нормальных, чтобы описать жизнь. Но английский язык намного беднее русского. Зачем мы этим заимствованием занимаемся - понять трудно.

Продолжая тему людей, которые поставили перед собой задачу добровольной помощи, их надо поддерживать и им не надо мешать. Не надо каких-то суперорганизаций. Сильное впечатление на меня произвела инициатива одного из депутатов госдумы от Магаданской области - Антона Басанского. Недалеко от линии боевого соприкосновения был создан склад. Я спросил, почему, он ответил: «Потому что здесь ближе». Они получают запрос от командиров подразделений с перечнем необходимого и здесь же его удовлетворяют. Обходится без заказов в Магаданскую область и долгого пути.

Юрий Трутнев оценил развитие туризма на Дальнем Востоке. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Юрий Трутнев оценил развитие туризма на Дальнем Востоке. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

- Есть смысл всем посоветовать так же работать, или они сами должны дойти до этого?

- Мы же с вами уже советуем. Я говорю: Басанский - молодец. Может, кому-то еще захочется. Повторяю - не нужно командовать добровольной помощью. Она на то и добровольная, чтобы осуществлялась от сердца, а не по команде сверху.

- Военно-патриотическое воспитание. Система, эффективно работавшая в Советском Союзе, была практически сведена к нулю. Но сейчас идет ее возрождение благодаря в том числе вашей инициативе и Сергея Кириенко по созданию центров «Воин». Один из филиалов открылся в Хабаровске, как в нем настроена работа и довольны ли вы тем, что получилось?

- Воспитание человека - длительный и очень сложный процесс. Он идет десятилетиями в семье, школе, детском саду, коллективах во дворе, в вузах, на работе. Взять и сделать это по-другому за год, который существуют центры военно-патриотической подготовки? Да ладно! Мы только-только прикоснулись к этому процессу, но он очень важен. Я не понимаю людей, которые могут рассуждать о себе как-то отдельно от Родины. Дело в недостатке воспитания, и это просто глупо. Человек не понимает, что в чужой стране он не сможет стать счастливым, если не смог стать таковым там, где родился, там, где его родные люди, друзья, где он знает все. Если у него дома не получается стать успешным, надеяться, что он уедет за границу и немедленно всех победит - совсем глупо.

Я уверен в том, что человек должен любить Родину и уметь ее защищать. Этому и посвящена работа центров «Воин». Мы работаем со школьниками и учащимися, и могу сказать, что все курсанты, с которыми удалось пообщаться, довольны. Они в восхищении от инструкторов, большинство из них - воевавшие, серьезно подготовленные. Но мне кажется, что в определенной степени центры «Воин» были востребованы теми людьми, которые понимали, что им это надо. Что им нужно уметь оказывать первую медицинскую помощь, уметь держать в руках оружие или управлять беспилотным летательным аппаратом.

Если говорить о том, какие цели мы ставим и чего хотим добиться, то это очень простая вещь. Мы победим, если добьемся того, что быть патриотом, быть человеком физически и технически подготовленным - это стало трендом у молодого поколения. Я уверен в том, что ребята, которые вернутся из центров, будут пользоваться авторитетом в своей среде, потому что они сильнее, они более подготовлены к любым трудностям. И постепенно юноши и девушки начнут понимать: если не прошел подготовку, значит, что-то ты в жизни упустил и чего-то не умеешь. Тогда общность людей, готовых защищать Родину, бороться за ее суверенитет, за ее развитие, будет расти, и мы победим. Но это долгая и кропотливая работа.

- Есть планы на открытие новых центров?

- Есть. И в том, что они еще не открыты, виноваты мы с Сергеем Владиленовичем Кириенко, потому что у нас последнее время жесткие графики, а такие вопросы мы отдельно никогда не решаем. Поэтому необходимо вместе с ним и коллегами, которые реализуют этот проект, сесть за один стол, просмотреть список предложений, и если мы их все примем, то количество центров возрастет примерно в два с половиной раза. Но еще и деньги должны посчитать. Средства на финансирование центров выделено, но сейчас, боюсь, не то время, чтобы подойти и сказать: «Нам еще надо». Считаю, что мы должны реализовать все в рамках существующего объема. Когда сделаем это, и нам будет что докладывать президенту Российской Федерации, председателю правительства, тогда мы можем ставить вопрос о том, что систему нужно расширять. Скажу вам честно - идеи о том, как это движение сделать более массовым, у нас есть.

Юрий Трутнев рассказал о перспективах развития патриотического воспитания. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Юрий Трутнев рассказал о перспективах развития патриотического воспитания. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

- ТОР «Патриотическая». В своей поездке вы посещали производства БПЛА. Ранее осматривали, как выпускаются багги. Насколько эффективно заработал этот инструмент?

- Я не знаю, что такое в этом случае эффективность, она требует каких-то критериев оценки. Командование Восточного военного округа обижалось на то, что мы в предыдущую поездку распространили, например, багги, произведенные в Хабаровске, не только внутри частей ВВО, но и среди других. Они говорили: «Почему нам так мало? Давайте все». Я им ответил, что рядом с ними стоят другие подразделения, кровь проливают за страну, и они тоже нуждаются. Как мы им не дадим? Это надо бойцам, чтобы успешнее решать боевые задачи.

С багги проще разобраться, потому что четыре колеса, двигатель, а дальше вопросы: защищаем или нет, обвешиваем или нет, и так далее. С беспилотниками сложнее, они применяются для разных целей: и разведка, и нанесение ущерба противнику, а кроме того, они находятся в постоянном противоборстве с системами радиоэлектронной борьбы. Немало людей как с нашей стороны, так и с другой каждый день думают, как пробить защиту РЭБ или, наоборот, как сделать так, чтобы их систему не пробили.

Самое главное - двигаться по этому пути. Сейчас произвести что-то лучшее сложно, потому что, повторюсь, идет постоянное противоборство. Давайте вспомним: года полтора назад кроме ребят, которые «Мавики» (марка квадрокоптеров - прим. ред.) запускали, много людей знало, что такое беспилотные летательные аппараты? Да никто не знал, неинтересно было. А сейчас это целый новый класс вооружения и не только.

В Хабаровске есть минимум два коллектива, где делают неплохие беспилотники. В этом вопросе у нас тоже очень сложная функция, потому что я всегда стараюсь отделять ту область, в которой что-то понимаю, от той, где понимаю немного. Чтобы разобраться в том, какие нужны на фронте беспилотные летательные системы, мы приглашали лучших специалистов и из Министерства обороны, и из Центра имени Владимира Жоги в ДНР, который уже подготовил 10 тысяч операторов БПЛА. Все вместе мы старались оценить хабаровское производство, понять, что подходит, что нужно развивать, где необходимо устранять недостатки по дальности, по цене, по устойчивости к системам РЭБ. У обоих центров есть перспективы развития.

- Багги же вы сами советовали, потому что здесь вы - профессионал?

- У меня есть некоторые гражданские специальности. Я - чемпион России и мастер спорта по ралли. Поэтому в том, как едет что-то четырехколесное, довольно хорошо разбираюсь.

Юрий Трутнев: Я хочу, чтобы наша страна как можно быстрее победила. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Юрий Трутнев: Я хочу, чтобы наша страна как можно быстрее победила. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

- Можно ли говорить о том, какой вклад предприятия Дальнего Востока вложили в победу, или пока рано?

- Прежде всего надо победить! Есть командиры воинских частей, подразделений, есть руководство страны, они разберутся, кто внес больший вклад, кто меньший. У нас сейчас другая задача - поддержать всех, кто может сделать нашу страну сильнее, поддержать всех, кто может приблизить победу, всех тех, благодаря работе которых больше ребят вернется домой живыми.

- Идет разворот страны на Дальний Восток. Это не только грузы, но и туризм. Вы посетили «Хехцир». Хотелось бы понять, как вы оцениваете проект?

- Как отличный городской горнолыжный курорт. На Дальнем Востоке есть несколько точек, где существуют природные условия для создания международных горнолыжных центров. Понятно, что «Хехцир» не станет международным, но Хабаровск - большой город, и иметь рядом такой курорт нужно, его необходимо развивать. Меня всегда беспокоит экономика таких проектов. У большинства наших горнолыжных курортов, даже у той же «Красной поляны», летние доходы больше зимних. Это странно, но это так. Очень надеюсь, что у вас здесь будет так же: построят много маленьких ресторанов, гостиниц, и люди будут отдыхать, гулять, любоваться природой. Тогда «Хехцир» станет круглогодичным курортом, который сможет окупаться. Это важно потому, что в таком случае придут новые инвесторы и будут вкладывать деньги.

Я уверен в том, что у Дальнего Востока есть уникальный туристический потенциал. За десять лет работы здесь я объехал немало отдаленных уголков и могу сказать, что Дальний Восток действительно прекрасен. Здесь можно и нужно путешествовать, но создавать условия, чтобы людям было комфортно, - очень большая работа, которая только началась.

- Регионы справляются с задачей развития туризма?

- По-разному. Но руководителя региона, который не понимал бы значения развития туризма, нет. Хочу сказать, что на Дальнем Востоке собралась неплохая команда губернаторов, мне кажется, что мы вместе многое сможем сделать и делаем. Другой разговор, что кто-то чуть впереди, кто-то чуть отстает.

Например, Сахалину - я его имел в виду, когда говорил о горнолыжном центре мирового уровня - можно было и быстрее. Сейчас губернатор начинает больше заниматься проектом «Горный воздух», появились новые инвесторы и уверенность в том, что курорт будет прогрессировать. Но можно было как минимум год сэкономить.

Юрий Трутнев часто бывает как на востоке России, так и в зоне СВО. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Юрий Трутнев часто бывает как на востоке России, так и в зоне СВО. Фото: аппарат дальневосточного полпредства

- Были подведены итоги конкурса «Дальний Восток - земля приключений». Одна из задумок - привлечь интерес к туризму. Удалось ли это выполнить? Будет ли конкурс проводиться в следующем году?

- Мне конкурс очень нравится. Может, потому что я его сам придумал (смеется). Но если серьезно, то мне трудно сравнить отдых в шезлонге и отдых на горной реке или при восхождении на сопку. Это совершенно разные вещи. То, что ты лежал в шезлонге, забудешь через неделю. Как загар смоется, так и воспоминания. А путешествие ты не забудешь никогда, оно сближает людей. Если есть возможность отправиться в такой поход семьей, то он поможет лучше понять друг друга.

На Дальнем Востоке много замечательных уголков, и конкурс существует, чтобы о них рассказать. При всем моем глубочайшем уважении к ребятам, которые прошли замечательные маршруты, отсняли про них фильмы, получили неплохие призы, ну не только для них это соревнование. У нас никогда бы не хватило сил снять столько видео, они просто нам помогли. А мы, ну, извините, будем это использовать. Кроме того, что мы показали фильмы сейчас, будем стараться выводить их на большой экран, обязательно все пойдет в социальные сети.

Рассказать о земле Дальнего Востока, о том, какие могут быть красоты, показать мужественных людей, которые могут пройти маршруты - считаю, вот это самое важное. Я вручал Гран-при на выставке «Россия» парню из Приморья, который, вообще-то, прошел 500 километров на каяке за 17 дней. Это почти 30 километров в день. Я работал с веслами и примерно представляю, что это. Мама дорогая! Спросил у него, куда он дел продукты, их же в каяк не уложить. Он с некоторым внутренним сопротивлением ответил, что докупал в населенных пунктах по пути.

Юрий Трутнев рассказал о конкурсе «Дальний Восток – земля приключений». Фото: аппарат дальневосточного полпредства

Юрий Трутнев рассказал о конкурсе «Дальний Восток – земля приключений». Фото: аппарат дальневосточного полпредства

- Вы уже сказали о форуме «Россия». 4 ноября открылась уникальная выставка, где был представлен весь Дальний Восток. Экспозиции каких регионов вас удивили?

- Я бы не отмечал удивившие меня экспозиции - обижу других. Да и смысла в этом не вижу. На Восточном экономическом форуме мы придумали такую форму работы, как выставка «Улица Дальнего Востока». Сначала, когда мы павильоны строили, губернаторы не могли понять, зачем это все. Я их раз за разом убеждал: «Покажите, за что вы любите свой край. Покажите людям, чем вы гордитесь». Получилась замечательная многолетняя репетиция к выставке «Россия», потому что те же задачи встали перед ней.

Простите меня, но я честно считаю экспозицию Минвостокразвития и дальневосточных регионов «Мы - Дальний Восток» лучшей. Считаю, что мы были гораздо более подготовленными за счет почти десятилетней репетиции.