2016-07-14T10:30:19+03:00

Анастасия Волочкова: «Ребенок - это не игрушка и не домашнее животное, которое можно завести»

Анастасия Волочкова в гостях у телеканала и радио "Комсомольская правда"Анастасия Волочкова в гостях у телеканала и радио "Комсомольская правда"Фото: Анатолий ЖДАНОВ

О запрете курения, ЕГЭ, учебе в Высшей школе экономики, усыновлении сирот и ограблении

00:00
00:00

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» Анастасия Волочкова рассказала нашим журналистам Александру Яковлеву и Раисе Мурашкиной, что не камни украшают женщину и что никогда в жизни у нее не украдут самого главного.

Яковлев:

- Анастасия Волочкова у нас в студии. 31 мая был Всемирный день без табака, с 1 июня у нас ограничено курение в общественных местах. Анастасия, вы следите за этой борьбой табачного лобби? Правильно ли делают наши власти, что ограничивают права курильщиков?

Волочкова:

- На самом деле, я не курю и запах дыма меня раздражает, поэтому не могу сказать, правильно или нет. Единственное, я понимаю, что путем запрета вряд ли можно людей заставить не курить. Путем запрета можно сделать так, что люди будут это делать тайком, втихаря, в других местах, может быть, не публичных, или может вызвать раздражение, скорее всего, от того, что, пусть вредную, но привычку, пытаются как-то устранить.

Яковлев:

- Мне кажется, все родители с этим сталкиваются. Вот как детям объяснить, что это плохо? И сделать так, чтобы не курили.

Волочкова:

- На мой взгляд, делается многое не путем запрета, а путем объяснения и донесения ситуации такой, какая она есть. То есть, путем объяснения вреда курения. Скорее, это более доходчиво может ограничить желание детей и подростков курить. Моей дочке я объяснила то же самое, что объяснила мне моя мама, когда я была в таком же возрасте, в каком сейчас находится Ариша, ей 7,5 лет. У нее вот сейчас есть мальчик, в которого она влюблена и я ей говорю – Ариш, ты понимаешь, для мужчины или юноши поцеловать девушку курящую это все равно, что поцеловать пепельницу. Это первое. И второе. Поскольку Ариша тоже выбрала творческую профессию, и я ей всегда объясняю, что многое зависит от дыхания. Не только в спорте и в творчестве, а вообще в нашей жизни. И омрачать его сигаретой, которая на самом деле такая невкусная и мерзкая, просто не стоит.

Яковлев:

- Мне кажется, то, что мы сейчас услышали, гораздо сильнее, чем многие законы, которые опубликованы были.

Волочкова:

- Я участвовала в одной программе в Украине и приехал один не просто психолог, а доктор, который закурил сигарету, он затянулся и потом просто вот покашлял в салфетку и показал, какая чернота исходит из легких, и рассказал, как пагубно курение действует на сами легкие и на органы дыхания. И я, услышав все это, просто перекрестилась и сказала – слава богу, что вот никогда и ни при каких обстоятельствах…

Мурашкина:

- Анастасия, а приходилось ли вам в жизни как-то бороться с курильщиками?

Волочкова:

- Ну а как с ними бороться?

Мурашкина:

- Ну водитель вот, например, курит.

Волочкова:

- Да, все время ругаюсь и говорю – пахнет от тебя сигаретой, давай вот за полчаса, пока я не выйду из театра, ты можешь покурить, но потом чтобы все было свежо. Партнерам своим запрещаю курить прямо перед выходом на сцену.

Мурашкина:

- Систему штрафов еще не вводили?

Волочкова:

- Нет, я не считаю это возможным опять же потому, что лучше просто как-то донести до людей и, скажем, побудить их это не делать, нежели запреты. Потому что есть такая фраза – «запретный плод сладок» – чем больше запретов, тем больше людям хочется это сделать. Кому-то назло, а кому-то просто потому, что они не могут этого не делать.

Яковлев:

- Какое событие лично вам показалось на этой неделе самым важным в жизни страны? Есть ли такое событие? Может быть, вот лично для вас?

Волочкова:

- Ну, вот День защиты детей все-таки, что бы ни происходило, я знаю, что будет много событий, праздников и, мне кажется, что это очень важный день не только потому, что именно 1 июня мы должны помнить о детях, а просто потому, что дети это ангелы, это наше спасение и это наше не то, чтобы будущее… Знаете, одна актриса сказала, что наше будущее это не дети, наше будущее – это старость. Но все же, каждый из нас должен детей беречь, делать что-то для них хорошее…

В моем понимании благотворительность – это не обязательно жертва деньгами. Деньгами детям и молодежи должны помогать люди, у которых эти деньги есть и в большом количестве. Это должны быть представители коммерческих структур. В моем ключе благотворительность заключается в том, что привлекаю детей и молодежь к искусству, музыке, танцу, к чему-то просто хорошему, доброму. Я постоянно провожу мастер-классы – это мои открытые репетиции для детей, я провожу с ними творческие встречи, беседы. Могу сказать, что в каждом моем концерте, где бы я ни танцевала, в любом регионе России или за рубежом, всегда участвуют детские талантливые коллективы. И я знаю, что дети запоминают эти события навсегда, потому что для многих детей возможность разделить сцену с профессиональными артистами – это не просто редкость, а бывает так, что дети и не мечтают даже об этом. И у меня сейчас был вот такой необыкновенный тур, вот как раз для детей, «Анастасия Волочкова и юные дарования Кузбасса» - он прошел в Кузбассе при поддержке Амана Тулеева и это было что-то невероятное. Получалось, что в один день было две аудитории. В один день – детки, которых я приглашала прямо в зрительный зал, опускался на сцене штанкетик такой, который изображал вроде бы балетный станок, и я начинала показывать детям, чем я занимаюсь каждый день. Я хотела им показать, что за всем тем, что у меня есть – успех, слава, известность – лежит очень большой труд, ежедневный и многочасовой. И вот когда я делала гранбатман или растяжку свою показываю, дети прямо взрывались громом аплодисментов. И мне было это трогательно и приятно. Но, когда я садилась на лесенку в конце этого мастер-класса, собирала их вместе и говорила – ребята, представляете, у меня вообще этого ничего не было и все, что есть, я всего добилась своим трудом… Поэтому в этом я вижу тоже вот какую-то маленькую, но миссию. И детки это запоминают. А уже через час приходили другие зрители. Это были родители этих детей, это были врачи, учителя… Я проехала по пяти шахтерским поселкам и многие удивлялись, что я вообще до них доехала, потому что для многих это было действительно событием. А мне было очень приятно, потому что даже разделить сцену с шахтерскими детьми, которые на самом деле такие талантливые… И я счастлива тому, что моя дочь действительно занимается творчеством и вокалом, и танцами, и она исполнит две песни в этом концерте вместе с воспитанниками Яны Рудковской из академии «Старс», Ариша теперь стала воспитанницей этой академии. И я думаю, что это будет настоящий праздник и, мне кажется, что тот факт, что я могу подарить детям личное время, участие, свое небезразличие и возможность привлечь их к миру танцевальному, или вокального, или просто театрального искусства, мне кажется, в этом есть доля добра во всяком случае.

Мурашкина:

- Анастасия, благотворительные концерты недешевая процедура, вы сами это делаете, на свои средства?

Волочкова:

- Ой, вы знаете, это большая сложность. Я действительно все свои проекты финансирую сама и я делаю это потому, что я прекрасно понимаю, что в моей жизни придет время, когда у меня и денег будет огромное количество, и вообще все будет лучше, чем сейчас, но к тому моменту, может, я или танцевать не смогу, или что-то будет другое, а мне хочется дарить детям то, что я умею сейчас. Потому что я ими сейчас востребована, пока я в расцвете сил, в расцвете своего творчества, у меня свое временное шоу. И, когда я совершаю благотворительные проекты для детей, я не показываю им детский утренник, я их подтягиваю к уровню настоящего взрослого большого шоу. И я вижу по их реакции, что им действительно нравится и я продолжаю это делать. Конечно, проект, который я осуществляю сейчас, непросто мне было поднять, тем более, учитывая тот факт, что месяц назад в моем доме было совершено такое преступление – действительно, большое количество денег украли. Но, вы знаете, даже вот те недоброжелатели, которые мне хотели как-то досадить или сделать неприятное, вы знаете, я верю и знаю, что никогда в жизни у меня не украдут самого главного – это человеческой любви, это возможности совершать свои проекты. Я настолько человек стойкий и мужественный, я любые испытания жизни преодолевала и, как мне кажется, всегда с честью и достоинством. Это всегда для меня было главным. Поэтому я скажу так – да, это недешевое удовольствие. Тем более, если мы говорим о Москве.

Мурашкина:

- У вас и танцоры, и штат…

Волочкова:

- Вы знаете, 15 человек – мой коллектив, и нужно привозить многих артистов. Вы знаете, столько есть затрат потусторонних, помимо вот этой творческой составляющей – мне же хотелось, чтобы детям было приятно… И мне на это не жаль денег.

Яковлев:

- А вот сейчас мне очень интересно узнать ваше отношение к ЕГЭ и насколько это применимо к выпускникам, которые планируют поступить в творческие вузы, на ваш взгляд?

Волочкова:

- Мне кажется, что вот этот единый экзамен – он достаточно является серьезным испытанием и для школьников, и для неважно какого возраста учеников. В наше время этого не было, поэтому мне сложно сказать… Как дети учатся сейчас, я в принципе не представляю, мне кажется, это что-то непостижимое. С другой стороны, наверное, это какая-то единая такая честная история, то есть, возможность всем оказаться в равных условиях и сдавать эти экзамены абсолютно в равенстве.

Мурашкина:

- Анастасия, день в день случилось такое странное событие – результаты ЕГЭ выбросили в интернет, за несколько часов до самого экзамена… Как вы считаете, лучше честно прийти и сдать экзамен или…

Волочкова:

- Мне кажется, всегда лучше честно. Если мы хотим приобретать знания и учиться, конечно, лучше честно. Я могу на своем примере сказать – я прошла полный курс MBA в вышей школе экономики и я не скрою, какие-то предметы казались мне просто дремучим лесом, в котором я вообще ничего не понимала. Но я знала, что моей дипломной работой будет как раз тема создания сети школ творческого воспитания Анастасии Волочковой в регионах РФ, поэтому я учила более внимательно те предметы, которые нужны были мне для приобретения вот этих знаний. Но если бы мне это было не нужно, то я могу сказать так – сама корочка для меня лично не имеет никакого смысла. Но вообще, мне кажется, чего бы мы ни касались – обучения в школе, человеческих каких-то поступков, жизненной позиции, всегда честность и правда должны быть преимущественно…

Яковлев:

- Высшая школа экономики – это один из самых престижных вузов страны…

Волочкова:

- У меня нет никакого желания или какого-то стремления доказать тому человеку, который вам что-то сказал обо мне перед эфиром… Многое, что обо мне говорят в интернете, в прессе, по телевидению – это ко мне, в принципе, не относится. Но, к сожалению или к счастью я такая вот одиозная личность и персона, к которой не безразличны люди. Ведь обо мне говорят или очень хорошо, или очень плохо. И я могу сказать, что это просто показатель того, что я интересна. До такой степени, что вот сейчас мне мама позвонила сегодня утром и говорит – Настя, я тобой горжусь, ты уже 10 лет не танцуешь в Большом театре, а сегодня главный вопрос дня как убрать Волочкову из Большого театра – и даже правительство собирается принимать эти законы…

Мурашкина:

- Нужно, наверное, напомнить, что ваша трудовая книжка лежит в Большом театре…

Волочкова:

- Да, она там и лежит. Но я хочу успокоить, я там не танцую, меня не нужно оттуда убирать. Я бы больше была как-то признательна, если бы обратили внимание на все, что происходит в Большом театре и убрали оттуда завхоза Иксанова, который на протяжении 13 лет разрушает эту структуру и допустил там и беспредел, и коррупцию, и криминал, и все, что можно. Но мы не об этом. Мы говорим о том, как я отношусь к тому, что сложен какой-то стереотип. Вы знаете, да, он сложился, к сожалению. В моей жизни были времена, когда были жесточайшие противодействия и мне лично, и моему творчеству, и была организована такая антипиаровская кампания, которая сливала везде только негатив и какие-то нелицеприятные вещи обо мне. А вы же знаете, что и чудо монтажа существует, и вообще возможность настолько любое событие в жизни человека известного, даже очень позитивное, исказить до такой степени, что оно выглядит негативом или каким-то скандалом. Но у меня в жизни всегда была и есть определенная позиция. Я хочу быть, а не слыть. Быть, а не казаться. И моя задача быть не на страницах журналов и газет или там в порталах Интернета, а в сердцах людей. И я могу сказать, что это возможно только посредством моего творчества. Я поистине счастливый человек, потому что я имею возможность не просто сидеть, знаете, как многие, например, есть певцы, которые на сцену не выходят, но крутятся их клипы, крутятся их песни на радио, но это же не живая энергия. А я исполняю где-то в среднем шесть концертов и у меня есть большая аудитория. Вы знаете, какое счастье чувствовать эту энергию, видеть счастливые глаза людей, понимать, что я живу не зря. И поэтому я могу сказать, что в жизни меня имеют право судить и оценивать только те люди, которые меня знают или в личном общении, или посредством моего творчества. А ведь, как правило, получается, что люди не видели меня ни в жизни, ни на сцене, но считают нужным написать какую-нибудь гадость или как-то сквернословить. Но меня это не задевает, потому что ведь зачастую люди, которые бросают в кого-то грязь, должны понимать, что эта грязь может не долететь до объекта, она может остаться в его руках. И я сравниваю это с театральной жизнью. Если мне не нравится какой-то актер, я просто не пойду на его спектакль, я не буду с ним общаться, но я не стану писать ему каких-то гадостей… Ведь все, что мы делаем в жизни, это личный выбор каждого из нас… Но единственное, что мне говорят все без исключения, встречая меня, говорят, что в жизни я в тысячу раз лучше, чем в «ящике» и в этом Интернете.

Звонок от Сергея:

- Добрый вечер, я из Волгограда звоню. Я хочу преклонить колени, как офицер, перед Анастасией, потому что я увидел и услышал ее и понял, что она действительно занимается не тем, о чем говорили буквально год назад. Поток шел информации о ней, такой негатив сливали… Но я свое мнение о ней в корне изменил после этой передачи. И хочу поблагодарить ее за отношение к тому, как Анастасия выразилась по борьбе с курением. Да, 40 лет я курю и 20 лет у нас насаждали это – вот реклама шла все эти годы – а теперь хотят за год просто командно-административным решением все это убрать. Я очень благодарен за ваше отношение ко мне, как к курильщику и хочу пожелать вам успехов и вот просто сказать, что система, в которой мы с вами живем, я тоже занимаюсь детьми и вот благодаря своей пенсии, которая стала немножко более-менее приличной, я могу позволить себе учить детей водить машину… Настя, система, в которой мы живем, она очень несправедлива, но мир, который создан Творцом, справедлив и поэтому удачи вам и успехов в вашем творчестве.

Волочкова:

- Спасибо.

Звонок от Василия:

- Здравствуйте, я из Гатчины звоню. Анастасия, я вас уважаю и полностью согласен с предыдущим оратором, который звонил насчет курения. Многие запрещают – хорошо, я согласен. Но вот помощь-то какая? Я вот лет 20 назад бросил курить при помощи иглоукалывания. Помогло исключительно. Но сейчас такие цены бешеные и на это почему-то государство не хочет раскошелиться, а на запреты – пожалуйста.

Волочкова:

- Согласна.

Яковлев:

- Спасибо, Василий. Вот еще об одном событии я не могу не спросить. В планах Минобрнауки устроить в семьи до конца года 50 тысяч сирот в нашей стране. В то же самое время Госдума обсуждает возможность запрета усыновления российских детей французами… Вот как вы смотрите на то, как государство пытается решить эту проблему, и на все эти запреты по отношению и к США, и к теперь уже ко Франции?

Волочкова:

- У меня определенная позиция и она все та же – путем запретов невозможно решить проблему. Особенно, если мы говорим о детях. Здесь история каждого случая единична, поскольку можно запретить вообще историю усыновления детей, допустим, западными семьями российских детей и наоборот. Но, когда я посещаю российские детдома, я вижу, какие там бывают светлые, талантливые, интересные дети и им, конечно, лучше было бы в семье. Понятное дело, что в семье с достатком ребенку будет хорошо и интересно, но ведь всегда воспитатели детских домов понимают, кому они отдают ребенка в руки. Можно же, конечно, и гомосексуалисту отдать ребенка, но надо же быть ненормальным, чтобы это сделать! Вот я сейчас была в Кемеровской области и в свободный день поехала в монастырь, при котором находился приют, где учатся и воспитываются 28 девочек от мала до велика. И когда я увидела прекраснейшие условия, в которых воспитываются эти дети, мне показалось, что в этот приют должна стоять очередь из детей, чтобы только туда попасть.

Мурашкина:

- Возможно, она туда и стоит.

Волочкова:

- Да не стоит. Я поговорила с матушкой и, оказывается, вот матушка со своими помощниками ездит по детским домам и им отдают самых неблагополучных детей, которые там есть. И они из них в этом монастыре совершенно уникальных творческих личностей растят и воспитывают. Поэтому все зависит от каждого случая единично… Проблему нужно решать вообще по-другому. Ведь сейчас у нас маме некуда устроить ребенка в детский сад… А ваше какое мнение? Вы считаете, что пусть ребенок лучше умирает здесь, с голоду, от того, что им никто не занимается и он никому не нужен, чем он будет воспитываться в семье во Франции, в Англии, в Америке?

Яковлев:

- Я не против этого запрета, но это, прежде всего, проблема нашей страны и самое главное, чтобы наши чиновники действительно делали так, чтобы эти дети попадали в семье. Мне кажется, вот это самое главное. За рубежом многие публичные фигуры усыновляют и удочеряют – а у вас не появлялось ли мысли усыновить или удочерить кого-то?

Волочкова:

- Ребенок это не игрушка и не домашнее животное, которое можно завести. Ребенок, во-первых, должен рождаться в любви. Второе – для того, чтобы усыновить или удочерить ребенка, нужно понимать, что есть возможность нести за него ответственность. И моя ответственность, прежде всего, не столько связана с финансами, сколько я должна понимать, что у меня хватит времени, качества моей любви и возможности уделить свое личное время и пространство этому ребенку. Если я своей дочери уделяю максимум, что я могу и стараюсь брать ее с собой… то я понимаю, что и ей-то моего внимания недостаточно, поэтому говорить о том, что я могла бы взять на себя ответственность еще за какого-то ребенка, я не могу. Но есть люди, которые не связаны с творческой профессией, у которых нет гастрольного графика или такой насыщенной жизни, как у меня, и, может быть, это вообще неизвестные люди, но люди, которые мечтают иметь детей, но по какой-то причине не могут – я считаю, что усыновление или удочерение ребенка это очень большая ответственность…

Мурашкина:

- Вот Анджелина Джоли и Бред Питт усыновили огромное количество детей…

Волочкова:

- У них получилось, да… Но я знаю, что они и время уделяют им, и они постоянно с ними вместе… Это не просто дети, которые сданы воспитательнице…

Яковлев:

- Анастасия, у вас очень неприятная ситуация произошла – вас ограбили… Оправились ли вы? Есть ли понимание, кто эти нелюди?

Волочкова:

- Я скажу, что это ограбление стало таким потрясением для меня и в большей степени для Ариши, потому что все это происходило на ее глазах и очень нелицеприятно обращались с ее няней, с ее мужем – их связывали на глазах у ребенка. И Ариша мне потом рассказывала – мам, я так боялась, я хотела пойти в туалет, но мне было очень страшно, я боялась подвести наших родных, потому что они успели ей сказать: «Ариша, притворись спящей». Да, конечно, неприятно, украли два сейфа, огромное количество денег, все украшения, но, вы знаете, я не унываю… Я пошла на следующий день в монастырь и попросила батюшку отслужить благодарственный молебен, потому что все остались живы, у меня продолжается моя творческая деятельность… Вот хотелось сказать – Господи, спасибо, что взял деньгами… Знаете, я прекрасно понимаю, что есть какое-то высшее провидение… Ведь ограбление произошло в Вербное воскресенье, то есть, в начале Страстной недели, то есть, понимаете, что кара не заставит себя долго ждать. Но у меня было больше всего разочарование от того, что навел на это ограбление очень близкий человек. И я, конечно, скажу, что у меня есть определенного рода подозрение и, да, несколько людей входит в это число. Но сейчас идет следствие, уголовное дело заведено, но внутренне мне, конечно, неприятно, потому что сделал это человек, который знал, что в доме есть и деньги, знал, где находится сейф, знал, какие документы находятся в этих сейфах. Поэтому мне искренне жаль. Но могу сказать, что моему бывшему мужу Игорю я не прощу единственной вещи – это того факта, что он не обеспечил безопасности дочери своей. Никакой.

Мурашкина:

- На тот момент?

Волочкова:

- Да. Я уж не говорю о том, что это не наш дом, мы за девять лет с Игорем так и не нажили какого-то общего жилья, я все жду, что он наконец-то вернет мне тот финансовый долг, который у него передо мной очень большой. Я просто действительно жду, поступит ли он благородно или нет, а, судя по тому, что происходило в последнее время… Ну, вы знаете, если нет, то все это будет на совести человека… Когда ему нужны были деньги, мы ничего не подписывали, никаких расписок не было… Для меня отдать деньги любимому человеку, который является отцом моей дочери, это было делом моей чести и долгом…

Мурашкина:

- Вы выступили как кредитор?

Волочкова:

- Конечно. И мне были обещаны проценты с этой суммы в случае неудачи. Но прошло пять лет и, вы знаете, уже расписки все просрочены и…

Мурашкина:

- Может, все еще будет?

Волочкова:

- Я не знаю. Просто мне очень стало как-то незащищенно жить… Знаете, не доверять – это самое последнее дело. Но осознавать, что близкие люди могли все это совершить, это, конечно, очень неприятно. А я понимаю, что близкие, потому что было дано задание и указание исполнителям не трогать ребенка, чтобы с ребенком было все в порядке… Вы знаете, пусть на самом деле разбирается следствие, но у меня есть свои подозрения и они очень конкретные.

Мурашкина:

- Анастасия, вот прошел почти месяц, но отчитывается ли перед вами следствие о том, какие шаги они предпринимают? Со стороны кажется, что вообще все бездействуют…

Волочкова:

- Да, никаких результатов нет и я могу сказать, что я сначала очень надеялась на то, что следствие будет работать, но сейчас я не стану скрывать, я просто стараюсь подключать свои связи и стараюсь сделать так, чтобы это дело не замялось. Насколько мне известно, к сожалению, мой первый муж пытается сделать так, чтобы все это осталось в тишине. А я этого не допущу.

Мурашкина:

- Как это? То есть, было ограбление громкое, о котором писали целую неделю…

Волочкова:

- Да, и никто ничем не занимается, и ни отчетов, и ничего. Но по звоночкам, которые мне раздаются, я понимаю, что так оно все и происходит.

Мурашкина:

- А следователь вам звонит?

Волочкова:

- Нет. Когда я просила следователя вызвать на допрос тех людей, кого я подозреваю, мне были спеты какие-то определенные душещипательные песни и на том этапе все и осталось.

Мурашкина:

- То есть, на допрос никого не вызвали?

Волочкова:

- Ну, не знаю, но, может, это были не допросы, а такие беседы, так скажем…

Яковлев:

- В число подозреваемых бывший муж входит?

Волочкова:

- Я не стану прямо вам отвечать на этот вопрос. Я скажу так – я не отрицаю, все может быть. Я разговаривала со следователем и на вопросы, которые мне задавали, я отвечала следователю, и я не могла на них не ответить. Когда мне был задан вопрос, кто был обладателем информации, что в сейфах находятся документы по строительству того бизнеса, в который я вложила деньги, находятся расписки, находятся другие документы… поэтому это все как-то вот…

Мурашкина:

- Ну да, раньше времени не стоит называть ни имен, ни фамилий… для того, чтобы опытные следователи, которые смотрят нас сейчас, вспомнили про дело Анастасии Волочковой и все-таки предприняли какие-то попытки, чтобы найти следы преступников. Мы со своей стороны тоже постараемся периодически позванивать опытным следователям…

Волочкова:

- Спасибо вам большое за то, что вы попытались помочь найти мои все украшения. И вы знаете, мне буквально через день потом позвонили люди из одного банка и сказали – вот нам принесли украшения, придите, посмотрите, нет ли среди них ваших… И они все в моем духе… Но нет, это не мои… Кстати, я так берегу, вот мамочка мне как подарила кольцо – аквамарин, 133 карата, сделано оно было специально для меня в Санкт-Петербурге – и я в нем вот живу. И я маме сказала – это будет как реликвия, я не снимала и не снимаю его с пальца. И я вот говорю – мама, самое главное со мной осталось, а все украшения – да подарят мне еще не одно и не два…

Мурашкина:

- Все равно, глядя на те фотографии, которых у нас очень много в нашем фотобанке, глядя на ваши украшения, безумно жаль такого количества красоты… Ведь это именно память была…

Волочкова:

- Да, это именно память, отношения, они были подарены любимыми мужчинами, или моими друзьями, или теми, кто знал, что мне нравятся очень большие камни. Но, вы знаете, я вот чувствую, что всегда какие-то переломные моменты или какие-то даже потери, они происходят вот в преддверии чего-то нового. И к этому новому я очень готова и открыты к нему моя душа и сердце. Я хочу сказать, что не камни украшают женщину, а женщина должна являться всегда тем бриллиантом, который даже в огранке не нуждается.

Яковлев:

- А откуда вы берете силы, Настя? Огромное количество людей в нашей стране любят ныть… А вы столкнулись с очень неприятным событием и вы, улыбаясь, об этом говорите.

Волочкова:

- Я не думаю о негативе. В жизни может быть все или очень хорошо или иногда не очень хорошо и, если думать о том, что могло быть хуже, то настроение всегда поднимается. В любых ситуациях. Да, многого жаль и я не скрою, что я сожалела, правда. Но ведь есть главная составляющая – это все, что касается души, возможности порадоваться, заниматься любимым делом, встречать друзей, встречать детей, воспитывать свою дочь. Деньги и украшения это настолько все наживное! Да, эти деньги давались и даются мне большим трудом, но, тем не менее, вы знаете, все отлично! Все будет в лучшем виде!

Мурашкина:

- Анастасия, как сегодня живет Ариша? Чем она вас радует?

Волочкова:

- Ариша меня радует тем, что она есть, она замечательный человек, очень добрая, щедрая, со всеми готова поделиться, она очень творческая, прекрасно поет…

Да, вы знаете, Аришка влюбилась… И она мальчика пригласила на концерт. И напоследок я хотела бы сказать всем зрителям: вы знаете, зачастую я совершаю в жизни те поступки, которых от меня, может быть, и не ждут и, может быть, я вообще что-то делаю не так. Но я точно знаю, что во мне есть что-то такое особенное, за что люди меня любят…

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия 8 (4212) 75-25-05+7 (909) 852-33-22+7 (909) 852-33-22
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ