2016-07-14T10:30:19+03:00

Анастасия Волочкова: «Не можете поднять ногу - поднимите хотя бы попу, отнесите в спортзал»

Анастасия Волочкова: «Не можете поднять ногу - поднимите хотя бы попу, отнесите в спортзал»Анастасия Волочкова: «Не можете поднять ногу - поднимите хотя бы попу, отнесите в спортзал»

Балерина в прямом эфире РАДИО «Комсомольская правда» рассказала, кто ограбил ее дом, как реагирует на критику ее шпагатов в соцсетях и когда планирует появление еще одного ребенка [аудио]

00:00
00:00

Алфимов:

- Здравствуйте. Анастасия Волочкова буквально в двух шагах от нас, я практически слышу звук ее каблучков, я чувствую аромат ее духов практически, а вместе с ней к нам придет и специальный корреспондент еженедельника «КП» Мария Ремизова. Итак, главная тема, на которую мы сегодня будем с Анастасией разговаривать, это ограбление ее дома, которое произошло два года назад и сейчас злоумышленников наконец-то задержали. Задержали практически совершенно случайно… Напомню, два года назад преступники напали на близких Анастасии Волочковой, ограбили ее дом, вынесли два сейфа мс драгоценностями и довольно крупную сумму денег. На прошлой неделе полиции удалось задержать подозреваемых и балерина полагает, что заказчиком налета может быть ее близкий человек… Анастасия, здравствуйте…

Волочкова:

- Здравствуйте! Я с белыми розами – боже мой, это такая прекрасная традиция!.. Белые розы, «Комсомольская правда» и Волочкова – это уже что-то такое неразделимое.

Алфимов:

- Мы очень рады, что нам удалось поднять вам настроение… Я смущен даже немножко, честно говоря.

Волочкова:

- Просто у меня единственный выходной и вы меня вытащили, можно сказать… я вот Маше Ремизовой рассказывала, что между десятью концертами за 12 дней это вот единственный выходной – и я с вами. Я очень рада на самом деле, потому что я с большим уважением отношусь к вашему изданию. И к радиостанции, и к печатным изданиям…

Алфимов:

- Нам очень приятно, а мы очень хорошо относимся к вам, честное слово. Мария Ремизова, специальный корреспондент еженедельника «КП». Я предлагаю с места в карьер начать. Анастасия, одна из самых обсуждаемых новостей в последнее время – это то, что наконец-то задержали злоумышленников, которые ворвались в ваш дом и ограбили и вас, и ваших близких.

Ремизова:

- По-моему, отпустили одного, если не ошибаюсь, да?

Волочкова:

- Если честно, его не отпустили, его убили просто. Убили не потому, что это было связано с нашим ограблением, а потому, что эти преступники совершили ряд таких недобропорядочных действий, скажем так, и именно преступных акций по отношению ко многим другим людям. Ну а то, что нашли и задержали этих преступников, честно, для меня было очень большим открытием, потому что само ограбление и его ужас был не в самом ограблении, а в преступном нападении на моих близких. Все происходило на глазах моей дочки Ариши, ей тогда было 8 лет. На ее глазах связывали и избивали нашу хозяюшку, гувернантку Ариши, мужа хозяйки… Вынесли в другую комнату, накрыли их одеялом, чтобы они, связанные, задыхались… и, конечно, это было все ужасно. Но прошло два года и преступление происходило вот в таких невероятных совершенно условиях, когда не было ни видеокамер, ни сигнализации, вообще ничего.

Ремизова:

- То есть, дом абсолютно не охранялся, да?

Волочкова:

- Дом не охранялся и то, что это преступление заказное, это доказано уже сотрудниками ГУВД, которые практически живут у меня в доме, рассказывая какие-то детали преступления и детали того, что им удалось узнать, но не все, потому что, наверное, по какому-то закону или по мере безопасности, может быть, не все детали должны быть мне известны. Я могу сказать, что, когда началось все расследование, я не стану скрывать, да, я подняла все высокие структуры и органы, и правоохранительные, и все, все структуры, которые могли быть именно независимыми, то есть, которые были бы честны, но даже они мне сообщали о том, что заказчики преступления делают все, чтобы это ограбление не раскрылось и чтобы все следствие приостановилось.

Ремизова:

- То есть, были такие угрозы со стороны заказчиков?

Волочкова:

- Были угрозы со стороны заказчиков. Людям говорили о том, чтобы ничего не раскрывалось и чтобы все сошло на нет. И вы знаете, если честно, у меня буквально вот спустя год уже не было надежды, что что-то будет раскрыто.

Алфимов:

- Даже несмотря на то, что подключили самые высокие инстанции?

Волочкова:

- Да. Вы видите, что происходит в нашей стране? У нас миллиарды воруют в стране и человека отпускают из тюрьмы и делают вид, что ничего не произошло. А бабушка, которая украдет мешок картошки, может быть, умирая с голоду в колхозе, может сесть в тюрьму. Поэтому у меня надежд не было ни на что, я понимала, что справедливость в любом случае это суд божий, суд высших сил и, значит, вот так должно было случиться. Зато, может быть, вы знаете, мне Господь бог вернул в данный момент новым домом, в котором я живу. Это реально дом моей мечты и несмотря на то, какие долговые обязательства я на себя взяла и что мне пришлось для этого сделать…

Ремизова:

- Хотя ты могла купить дом на те деньги, которые у тебя украли – там более 300 тысяч долларов, да?

Волочкова:

- Да, 350. Я могу сказать, что я могла купить дом на те деньги, которые мой бывший муж забрал у меня семь лет назад. Это было 3 миллиона долларов. И до сих пор не вернул, к сожалению. Но это неважно, это тоже будет на совести этих людей, которые в жизни что-то совершают. Но мой дом сейчас обошелся мне, несмотря на приписываемые мне эти миллионы огромные, он обошелся мне не так дорого, опять же потому, что бог возвращает добром…

Алфимов:

- А мы продолжаем разговор…. на жизненные темы…

Волочкова:

- Да, конечно. Вот рождение детей мы уже обсудили в перерыве. Дети вообще выбирают своих родителей, мне кажется, как ангелы небесные. Меня уже точно какое-то создание выбрало, потому что человек я добрый и много очень времени посвящаю детям, но пока необходимо, чтобы этот ангел дождался того, чтобы ангел в мужском обличии пришел в мою жизнь. Вот тот самый невероятный мужчина, от которого этот светлый ангел родится.

Ремизова:

- У тебя же даже дома выделена детская комната для будущего малыша, насколько я знаю, да?

Волочкова:

- Кстати, да. Это ваше издание написало… может быть, вы написали это как бы предугадывая событие или, может, предвосхищая его, но на самом деле действительно, когда я строила гостевую комнату в своем новом доме, я предполагала, что в моей семье обязательно должно быть пополнение и делала все, чтобы было удобно.

Ремизова:

- Настюш, возвращаясь к теме ограбления, писали о том, что твоя дочь Ариша освободила твоих людей связанных и как бы их спасла, это действительно так?

Алфимов:

- Я перебью на секунду – ребенку было 8 лет и она практически спасла всех…

Волочкова:

- Она не практически, она реально спасла…

Алфимов:

- Ребенок в восемь лет спас жизнь людям, которые находились в этом доме?

Волочкова:

- Ариша вообще очень сильный человек, она прекрасно понимает всю основополагающую нашей жизни. Она очень скромная, она даже идя в магазин со мной, спрашивает: мама, можем ли мы это себе позволить? Неважно, касается это куклы или каких-то других моментов. Но в тот момент я, прежде всего, приехав домой в это утро, прилетев из поездки, в которой находилась, я обняла Аришу и стала ее расспрашивать – что было. И она мне говорит: мама, все было ночью. Я боялась сходить в туалет не просто потому, что я боялась за свою жизнь, а боялась, что каким-то шорохом я подведу наших людей – Раечку, Зоечку, Колю, что вдруг преступники эти подумают, что какой-то шорох и что они могут их убить. Я, говорит, вообще не знала, что с ними происходит. На моих глазах их вытащили. И когда потерпевшие в этой всей ситуации – и хозяюшка, и няня Ариши, и муж хозяйки, они скатились с кровати, втроем выползли из комнаты и подобрались к комнате Ариши, и головами стучали в дверь. И когда Ариша подошла уже к двери, услышав, что грабители ушли, она сама спустилась ночью на первый этаж, взяла нож, причем, ее попросили взять нож, который похож на пилу, потому что это было спланированное ограбление, и Ариша перерезала жгуты, которыми были перевязаны ноги. Руки мои люди отказались просить Аришу перерезать, потому что боялись, что можно было поранить вены. Но когда я приехала утром и увидела руки этих людей – просто все синие, отекшие от этих жгутов, мне стало страшно. Но до сих пор Ариша переживает и говорит – мама, мне никогда не было так страшно, как в тот день. Вы знаете, я реально хочу, чтобы этих преступников наказали, чтобы они понесли это наказание. Им сейчас светит 15 лет, как мне говорят, за убийство человека даже бывает меньше срок дают, но я реально хочу, чтобы справедливость восторжествовала. Потому что я, как мама, могу сказать, что мой ребенок два месяца не мог повернуть голову направо или налево, потому что у нее был такой стресс, что было защемление в позвоночнике. И еще год она играла в бандитов, в эти все страшные войны, в какие-то невероятные депрессивные игры, несмотря на то, что она очень позитивный человек. И могу сказать самое главное – я не могу простить это тому человеку, кто является заказчиком этого ограбления.

Алфимов:

- Вот, о заказчике. Все пишут, я так понимаю, что и ты, Маша, писала у нас…

Ремизова:

- …Да, что полиция подозревает, что это кто-то из близких Анастасии.

Волочкова:

- Извините, пожалуйста, это уже не полиция, это уголовный розыск – ну, те люди, которые приехали ко мне недавно с такими сувенирами некими и я удивилась – мне-то за что? Это была книга, блокноты… И я говорю – а мне-то за что спасибо? Они говорят – за то, что вы оказали содействие в раскрытии этого преступления. Но кроме своего личного времени, кроме времени моих близких потерпевших людей, которые меня не предали, они до сих пор со мной работают, а могли бы испугаться и убежать, а они работают до сих пор уже в новом доме, и мы живем счастливо и первое, о чем я позаботилась, о безопасности. Но, тем не менее, кроме их времени – у них брали кровь на ДНК и т.д., я не знала, зачем это надо – но теперь я понимаю, что все-таки у нас правоохранительные органы работают нормально. Скажу одно – если это преступление раскроется окончательно, если будут найдены заказчики, не те, кого я предполагаю, предполагать может только тот человек, который знает, о чем речь, и может понимать, кто мог навести – то есть, это действительно самые близкие люди. Если все это произойдет, то я буду считать, вот как балерина, я буду считать это триумфом правоохранительных органов нашей России.

Алфимов:

- А кого вы подозреваете?

Волочкова:

- Ну, конечно, это мужчина, понятное дело. Это мог знать близкий человек, который знал, что находится дома. Человек, который мог знать, какое количество сейфов, что в них могло бы находиться. Это мог быть только тот человек, который знал, через какую дверь нужно войти, которая не закрывается в доме, которая находится в бассейне. То есть, это детали… который знал, что и деньги, и документы… ну, тем не менее, даже уже если вот правоохранительные органы доказывают, что это реально заказное…

Ремизова:

- А зачем этому человеку это нужно было? Просто досадить?

Алфимов:

- Я так понимаю, что деньги-то особо не интересовали?

Волочкова:

- Важны были не деньги, важны были те документы, которые являлись свидетельством одного из вложений денег. То есть, это все связано было с финансами. И еще почерк был несколько такой, знаете, характера не только мужской руки, потому что задача этого ограбления и разбойного нападения была еще и в том, чтобы досадить. Потому что, если грабители приходят за деньгами, ну хорошо, ладно, у меня там украли все украшения моей жизни, которые лежали в шкатулке… и вы знаете, это еще раз подчеркивает тот факт, что мне эти украшения не являлись такой особенной ценностью большой. То есть, они лежали на втором этаже в спортивном зале, в сейфе, как память о тех людях, которые подарили их, а эти украшения были раритетны, они были очень редкие, подаренные совершенно невероятными мужчинами в моей жизни, но лежали в сейфе, как память. Потому что я вот, как вы видите, вжилась в два кольца и я живу в них уже год и мне нормально, мне даже лень было подняться на второй этаж.

Ремизова:

- Дочке, наверное, хотелось оставить, да?

Волочкова:

- Да, мне хотелось и дочке оставить, и вообще, как память. Но почерк ограбления был некрасивый и очень такой мерзкий в том ключе, что ведь был еще момент такой, что, когда грабители уходили, они же все книги мои разбросали по полу, все мои буклеты, открытки, поломали все шкатулки, были вынесены какие-то там кремы, духи…

Алфимов:

- На детский сад похоже…

Волочкова:

- Да. Но, значит, здесь еще рядом в этом моменте присутствовал какой-то почерк женской такой зависти и ревности. Но, знаете, вот оглядываясь уже назад, вы поймите меня, как человека, я вспоминала это все и мне было очень все это дико больно и страшно… И вот я хочу сказать слова благодарности тем людям из правоохранительных органов, которые не побоялись угроз, которые нашли этих преступников. А мне было страшно потому, что я спала два года не только с любимым человеком, а с тревожной кнопкой в руках.

Алфимов:

- Предлагаю уйти от этой страшной и неприятной темы, хотя есть вопрос по ней. Итак, Галина из Волгограда спрашивает: «Анастасия, а как прокомментировала ограбление Собчак? Если она вообще прокомментировала его».

Волочкова:

- Я даже, если честно, не знаю, что на этот вопрос ответить, потому что я просто не слежу за жизнью Ксении Собчак и не слежу за ее комментариями. Я не знаю.

Ремизова:

- Я помню единственное, что ты прокомментировала из ее каких-то высказываний, это по поводу полных людей, когда у нее был пост… что женщин с формами оставьте для дальнобойщиков. И все.

Волочкова:

- Вы знаете, и на этот комментарий Ксении, и на все другие я могу сказать, что Ксения много нелепого совершила в своей жизни по отношению к людям известным, которые добились многого в своей жизни не тем, что они скандалами пытались привлекать внимание к своей судьбе, а именно трудом, своей работоспособностью и своим сподвижничеством в профессиональном ключе. Но я считаю, что важно не то, что говорит человек, а то, в каком тоне. Люди могут быть полными, могут быть худыми и, как мы уже даже посмеялись в перерыве, что многие могут даже ко мне с сарказмом относиться, как я высоко поднимаю ногу и насколько часто я демонстрирую свою растяжку, но дело ведь в другом, мне есть чем ответить. Я могу сказать – дорогие мои, те, кто меня обсуждают – вы не то что ногу высоко поднимите, вы поднимите свою попу и отнесите ее в спортивный зал хотя бы или хотя бы на парковую дорожку, чтобы поддержать свою форму.

Алфимов:

- Да хотя бы просто выйдите из машины или проехайте не на лифте, а пешком пройдитесь.

Волочкова:

- Ну хотя бы. Поэтому я говорю – ребята, мы же затронули тему Ксении Собчак и, может быть, не зря это сделали, потому что вопрос в том, чтобы мы в наши сегодняшние дни были добрее друг к другу. Все. И чтобы мы с чувством такта относились друг к другу. Заходя на страницы друг к другу в инстаграмм чтобы мы не гадили, чтобы мы не писали друг другу какие-то мерзости, а чтобы понимали, что мы в соцсети заходим друг к другу на страницы как в гости и нельзя с ногами на стол. Если вам что-то не нравится, ребята, пройдите мимо…

Ремизова:

- А ты отвечаешь что-то?

Волочкова:

- Нет, я отвечаю только достойным людям. А иногда, вы знаете, когда вот уже совсем сидим и просто смеемся до упаду в компании людей, читая этот инстаграмм, конечно, отвечаю что-то и отвечаю так, что на мои аргументы уже людям нечего ответить. Потому что я понимаю, что многие гадости пишутся из чувства зависти, из чувства того, что люди в этой жизни не прощают успех, красоту, свободу, независимость, самодостаточность и возможность заниматься любимым делом.

Алфимов:

- Вот здесь я такой поворот в нашей теме хочу сделать…

Волочкова:

- Поворот или пируэт? Или, может, фуэте?

Алфимов:

- Вы к футболу как?

Волочкова:

- Отлично. Я полюбила футбол после знакомства с футболистами. При мне, после моего благотворительного концерта в городе Химки я пришла на футбольный матч и Кержаков Саша два гола подряд забил. А я пришла с пуантами, которые ему хотела подарить… в итоге подарила. А Саша Мостовой, кстати, снимался в моем клипе на песню «Буду я с тобой счастлива» до сих пор пишет мне. Он пишет в кавычках «буду я с тобой счастлива?», а я пишу – «нет, это я с тобой буду счастлива». Кстати, не женат…

Алфимов:

- В общем, Анастасия Волочкова и футбол – вещи не разделимые и вот буквально вчера тренер вратарей нашей сборной Сергей Овчинников давал интервью по поводу Игоря Акинфеева. Он сказал примерно те же самые слова – что обычно гадости говорят те люди, которые завидуют.

Волочкова:

- Но это же так?

Алфимов:

- Абсолютно. Но все-таки сегодня наши с Лихтенштейном играют, прогноз на матч сделает Анастасия Волочкова или нет?

Волочкова:

- Вы знаете, победит сильнейший, мне кажется. Победит сильнейший. Но еще побеждают очень добрые и хорошие люди. Вышние силы охраняют и оберегают тех людей, которые и в спорте, и в творчестве, и в бизнесе, и в политике идут честным и добрым путем. Они стремятся к своей победе, но не наступая на ноги других, не расталкивая локтями своих соперников и не вставая на путь конкуренции нечестным путем. Поэтому я считаю, что все в руках вышних сил, но я очень за наших, за питерских, конечно, прежде всего.

Алфимов:

- У нас звонок от Ильи.

Илья:

- Добрый день, Анастасия. Я слежу за вашей судьбой, большую симпатию к вам испытываю, желаю вам всего-всего хорошего, думаю, что у вас будет все нормально. И еще одно – рад, что вы болеете за футбол. Приезжайте к нам, с Кубанью в субботу мы играем. Будем рады вас видеть!

Волочкова:

- А когда это все случится, скажите мне.

Илья:

- В эту субботу, в 18.30 – в город Пермь.

Волочкова:

- Вы знаете, я не могу быть с вами, потому что у меня в этот день, в день города Королев, концерт на площади в Королеве. Но я мысленно буду с вами… буду душой с вами… Вы извините, я просто реально потерялась во днях, в неделях, потому что у меня все измеряется в моем творчестве концертами, которых, как я сказала, 10 за 12 дней. Но я помню, что 12-го точно у меня Королев. Но я буду с вами душой и, надеюсь, что вы мне сообщите где-то в инстаграмме или в соцсетях и я узнаю о результатах этого матча.

Алфимов:

- Анастасия, вы должны радовать танцем. Вы балерина, вы бывшая прима Большого театра…

Волочкова:

- Можно слово «бывшая» не упоминать? Это все равно, как вот, царствие небесное Майе Плисецкой, да, что вот говорить сейчас о ней, что она бывшая прима, да. Знаете, звание прима-балерина Большого театра дается раз и на всю жизнь. Сколько бы ни было человеку. Когда уже человек вошел в историю русского балета, я, конечно, не причисляю себя к таким легендам, как Майя Плисецкая… но да, я российская балерина и, могу сказать, великая и могу сказать, что, наверное, одна из самых популярных в нашей стране. И за меня говорит не громкость имени, а дела и поступки, которые я совершаю. И вот показатель этой самой популярности является тот факт, что дети России знают меня в лицо и по имени. И я этим очень дорожу и горжусь. Поэтому русский балет – это навсегда. И я в истории русского балета навсегда. Я сейчас танцую на пуантах в современном ключе, да. Знаете почему? Вот мы со Стасом Белковским сидели и обсуждали некие факты моей биографии, биографий других мировых звезд, и я всегда повторяю, что у меня в мире балета всегда кумир был – Майя Михайловна Плисецкая. И она являлась моим наставником, и она им стала, я была первой русской балериной, которой она передала право танцевать балет «Кармен сюита», как официальное право именно вот русской балерине. «Конек Горбунок», который был написан Родионом Константиновичем Щедриным и опять же я стала первой балериной, которая станцевала этот спектакль в Большом театре после нее… Но в мире шоу-бизнеса для меня всегда кумиром была Мадонна. И в этом направлении, вы меня извините за нескромность, может быть, но я буду стремиться к ней.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия 8 (4212) 75-25-05+7 (909) 852-33-22+7 (909) 852-33-22
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ