2016-11-11T19:32:27+03:00
1

Виталий Милонов: Только идиот будет улыбаться и говорить – я рад Трампу

Виталий Милонов: Только идиот будет улыбаться и говорить – я рад ТрампуВиталий Милонов: Только идиот будет улыбаться и говорить – я рад ТрампуФото: Иван МАКЕЕВ

В эфире Радио «Комсомольская правда» мы поговорили с новоиспеченным депутатом Госдумы, нужна ли России идеология и зачем новому президенту США отращивать бороду [аудио]

Виталий Милонов: Только идиот будет улыбаться и говорить – я рад Трампу

00:00
00:00

Голованов:

- В Америке прошел день Х, состоялась эта ночь, голоса подсчитаны, президент – Трамп. Сегодня эту новость в нашей программе мы обсудим с Виталием Валентиновичем Милоновым, членом Международного комитета Государственной думы. В студии Роман Голованов и Роман Карманов, а также у нас сегодня Никита Исаев, директор института актуальной экономики и ждем мы в эфир Ирину Володченко, нашего эксперта по Государственной думе. Виталий Валентинович, вы болели за Трампа?

Милонов:

- Болеть за Трампа сложно, лучше не болеть за Трампа, а желать ему победы, да. Но, честно говорю, я за Путина болел в свое время…

Исаев:

- А он участвовал в выборах американских?

Милонов:

- Нет, понимаете, меня больше Путин интересует. А если говорить честно, что была неожиданная в общем развязка. Вспомните, рейтинги популярности сказали, как ковбой на родео где-нибудь в Техасе. То Трамп вплотную дышал в жиденький затылочек старой ведьмы, то разрыв увеличивался до 12-15%, после того, как он позволил себе несколько высказываний, не при девушках будет сказано каких. Но на самом деле это был эффект Жириновского. Вот когда проводились социологические исследования, людей спрашивали – будете за ЛДПР голосовать? Нет, не будем, говорят, потому что люди немножечко стеснялись как бы. Американские медиа создали такой эффект, что голосовать за Трампа как бы неприлично, поэтому избиратели говорили – мы не будем за него голосовать, а на самом деле проголосовали, потому что это был их личный выбор. Кстати, на своих выборах я такую же ерунду видел, что на соцопросах было гораздо меньше собравшихся проголосовать, которые официально люди отвечали.

Исаев:

- Скажите, а вы вообще не интересовались американскими выборами, вы говорите о том, что вас интересует только Путин?

Милонов:

- Нет, я не болел.

Исаев:

- Хорошо, скажите, Трампу рады?

Голованов:

- Прежде, чем вы ответите на этот вопрос, давайте спросим у наших слушателей, а вы считаете, что Трамп наш, то есть, пророссийский?

Милонов:

- Не надо голосовать за это, он не наш, он американский. Дорогие мои, он не наш…

Исаев:

- Вот Виталий Валентинович нам немножко лукавит. Я сегодня утром проснулся очень рано, в половине седьмого, залез в Фейсбук и там уже висит несколько постов Виталия Валентиновича по поводу того, что Хиллари Клинтон – ведьма… потом опять – ведьма… и потом такой добродушный пост – ну, прижилось, слава богу…

Милонов:

- Нет, помните, был момент около 200 – когда было 200 к 200 – эта вот ведьмочка чуть-чуть вышла вперед…

Исаев:

- Почему ведьмочка-то?

Милонов:

- Ну потому что… Мне сегодня рано утром звонят из Америки мормоны и говорят – почему ты называешь ее «уэч»? Мы называем ее…

Исаев:

- «бич»…

Милонов:

- Я не могу так говорить. Потому что я церковник, я не могу такие слова…

Исаев:

- А что, церковники понимают, что такое «бич»?

Милонов:

- Понимать мы многое что понимаем, сказать не можем… Действительно, я подумал, что она вызвала к себе Воланда

Исаев:

- У меня нет ощущения, что вы не болели, у меня ощущение, что вы болели, причем…

Милонов:

- Мы здоровели. Мы здоровели, мы смотрели здоровым, не больным взглядом…

Исаев:

- Вы рады Трампу?

Милонов:

- Мы ради, что, по крайней мере, нет этой кикиморы болотной. Поймите, только идиот будет улыбаться и говорить – я рад Трампу.

Исаев:

- Я идиот.

Милонов:

- Нет, вы знаете, какие шаги его будут? Я не знаю. Это шанс, который есть не только у него улучшить отношения с Россией, но и у нас улучшить отношения с США.

Исаев:

- Виталий Валентинович, вот вы шоумен, да.

Володченко:

- Шоумен-депутат.

Милонов:

- Да ладно вам, что вы.

Исаев:

- Ну, вы церковник, вы против этих гомосексуалистов, вы человек-оркестр, правильно?

Милонов:

- Я христианин.

Исаев:

- Хорошо, христианин, человек-оркестр. Вот он такой же. Вы похожи во многом, ну даже внешне определенным образом.

Милонов:

- Вы видите, у него прическа вперед здесь, а у меня борода. У него бороды нет… Ему надо отрастить бороду, тогда он будет нормальным мужиком.

Исаев:

- Вот Ирина Володченко не рада, потому что они вообще не похожи с Трампом.

Милонов:

- Слава богу, Ирина, что вы не похоже с Хиллари Клинтон.

Володченко:

- Я вообще, честно говоря, в шоке от той эйфории, в которую впало наше российское общество и блогосфера. Я, конечно, не против Трампа, я больше за и рада, конечно, что не победила Хиллари, но тоже давайте как вот перед замужеством – муж может наобещать многого, не изменять, а в итоге…

Исаев:

- У вас есть опыт, Ирина?

Володченко:

- Это уже личный вопрос.

Исаев:

- Почему личный вопрос? Это внутренняя политика как раз.

Милонов:

- А кто из вас женат, вот вы сами и говорите. Опыт должен быть у вас, что вы обещали своим женам и что не исполнили.

Володченко:

- Поэтому за ним надо очень следить и смотреть, как он свои предвыборные обещания выполняет.

Милонов:

- Мы можем наобещать женам, а потом ни фига не сделать…

Володченко:

- У меня Трамп начинает ассоциироваться с неким таким троянским конем и нужно будет еще очень внимательно смотреть…

Исаев:

- …куда его засунули?

Володченко:

- На международную арену… его взаимоотношения с Россией, поэтому посмотрим, насколько он действительно за Россию. И он, конечно, бизнесмен, а не политик, это тоже нужно понимать. Я вот как раз сейчас посмотрела, он, оказывается, еще в предвыборных обещаниях выступал за то, чтобы закрыть всем мусульманам въезд в США.

Милонов:

- И стену построить с Мексикой.

Володченко:

- Если он на полном серьезе это сделает, то, конечно, Штаты очень жаль.

Исаев:

- Ни один мусульманин, латинос и гомосексуалист за него не проголосовал.

Милонов:

- Мормоны голосовали за. Они мне позвонили и отчитались. Солт-Лейт Сити, Юта – все нормально, ваше задание выполнено, товарищ Милонов, мне сказали.

Исаев:

- А по американскому законодательству им грозит за это 3 года, потому что им запрещено раскрывать, за кого они голосовали, делать скриншоты и отправлять – особенно Милонову.

Милонов:

- А они в порядке агентурной работы мне отчитались.

Исаев:

- Что, вы хотите сказать, что сейчас Путин их наградит?

Милонов:

- Мы наградим, да.

Голованов:

- Но отчитывались они не Путину, а Милонову все-таки. Виталий Валентинович, вот вы говорите, что Хиллари ведьма, а одержима ли она бесом? Если да, готовы ли вы их из нее изгнать?

Володченко:

- И кто этот бес?

Милонов:

- Мне не очень хочется разбирать этимологию бесовства у Хиллари Клинтон. Я думаю, что ее предки, европейские публицисты, написавшие «Молот ведьм», достаточно подробно об этом рассказали, и там есть даже несколько рецептов, как распознать всех суккубов и инкубов, которые ею овладевают, тем не менее… и могу сказать, что, конечно, вот они же в свое время произвели такое распятье ритуальное, акт насилия, когда ее муж, который ей изменял тогда, он бомбил вместе с ней Югославию и на бомбах писали «Счастливой Пасхи». То есть, по сути дела, это акт богохульства был совершен и они в нем не покаялись. А поскольку они не покаялись и она считается наследницей своего мужа, она из той же партии, партия мерзотнейшая, партия социалистическая, то, конечно же, это проклятие на ней так и висит. Я думаю, что еще и возраст такой у нее, что госпоже Клинтон, наверное, все-таки надо подумать о…

Голованов:

- Так бесов вы из нее взялись бы изгонять?

Милонов:

- Дело в том, что человек должен захотеть покаяться. Надо с ней, конечно, провести беседу. Они же все там неопротестанты пес знает какие уже и они даже причащаться толком не умеют. Думаю, что это не главный вопрос для нашей политики дня. А вот с Дональдом надо поработать.

Голованов:

- Вот слушатель нам пишет: «Милонов прав, бесов из нее нужно изгнать»…

Карманов:

- Во время перерыва мы обсуждали с Виталием Валентиновичем отвратительный вкус современной горчицы, в этой связи вопрос к Никите Исаеву – Никита, что-нибудь хорошее случится после выборов Трампа? Допустим, санкции отменят?

Исаев:

- Я размышляю сейчас только на одну тему. Вернее, на несколько тем. Во-первых, кто первый отменит санкции – ЕС или США? Когда наши либералы вискарик переобуют в водочку? И когда закончится война на Ближнем Востоке и когда мы начнем воевать против Китая вместе с США? Будет ли разворот на запад снова, как два с половиной года назад мы развернулись на восток? Меня вот это обстоятельство беспокоит. И самое главное – есть ли договоренность между Кремлем и Трампом до выборов, в случае победы Трампа, что будет происходить, потому что очевидно то, насколько российская власть поддерживала эту историю, вроде договоренности должны быть.

Голованов:

- Виталий Валентинович, вот новость прошла сейчас, что Яценюк призвал Трампа не признавать воссоединение Крыма с Россией. В свою очередь депутат Госдумы Наталья Поклонская призывала вспомнить обещание Трампа. Вот вы как думаете, признает он Крым российской землей?

Милонов:

- Трамп же не самостоятельный человек будет…

Исаев:

- Ну, это скучная история – вот все говорят «Трамп не самостоятельный, есть конгресс, сенат…».

Милонов:

- Это взорвет определенную систему, если он признает. Я на эту тему особых иллюзий не испытываю. Если это произойдет, конечно, это будет великолепно. Но сразу не получится.

Исаев:

- А Порошенко попросится в Таможенный союз уже завтра?

Милонов:

- Я не думаю, что Порошенко это сделает, потому что он пошел ва-банк, у него сожжены все мосты, единственное, куда ему можно попроситься – это на облегченный режим на Украине, в лагере, когда его посадят в тюрьму.

Исаев:

- А Ангела Меркель поздравит Путина с победой Трампа?

Милонов:

- Нет, конечно. Потому что их же всех развели, как лохов чилийских…

Исаев:

- Кого?

Милонов:

- Ну, европейцев америкосы развели… и теперь они в замешательстве. Вот друзья этого Олланда, который вообще непонятно, чем занимается во Франции, его ненавидят все во Франции, друзья и советники Олланда уже поздравили Хиллари – молодец, говорит, принцесса наша, ты победила. Обломались! Поспешили. Они сглазили ее, естественно.

Исаев:

- А Трамп приедет к Путину еще до инаугурации или после?

Милонов:

- Я думаю, что, может быть, рыбу половить приедет и до.

Исаев:

- Не исключено, что первый визит, даже еще неофициальный, не как президент, а просто избранный президент, на Новый год приедет на истребителе полетать на зимнюю рыбалку?

Милонов:

- Ну, у нас много на чем можно полетать… Давайте будем так говорить – Трамп не шут гороховый, Трамп президент одного из крупных государств.

Исаев:

- Нет, у него есть время поржать еще около двух месяцев.

Милонов:

- Все, время уже закончилось, он стал избранным президентом, инаугурация будет, конечно, в январе, но в любом случае он уже человек определенных обязательств и не может себе позволить вести себя так, как он вел во время избирательной кампании. Я еще раз хочу сказать – не надо обольщаться, не надо идеализировать, но и не надо разочаровываться.

Исаев:

- Завтра у него будет новый стиль?

Милонов:

- Это сложная работа нам предстоит – перестраивать отношения. Я предложил – давайте в Госдуме создадим в том числе группу по взаимодействию с американскими законодателями в целях восстановления отношений. Мы можем это предложить, потому что мы должны сделать тоже шаг навстречу им.

Голованов:

- А у нас на связи Владимир. Здравствуйте.

Владимир:

- Здравствуйте. Дело в том, что нельзя говорить наш или не наш Трамп, самое главное – его разумная политика. Но я бы хотел обратить внимание, Виталий, так как он находится в международном отделе Госдумы, то работать именно с конгрессом. Это раз. И второй момент. Вспомните известную программу «Союз-Аполлон», которая была в 80-х годах. И предложите разработать совместную программу на Луну, общую станцию. Это немножко встряхнет, отвлечет их от всех земных проблем и они сами по себе решатся.

Исаев:

- То есть, Крым закончился, Донбасс закончился, теперь отправляем всех на Луну и сплачиваем общество вокруг этого?

Владимир:

- Да, да.

Исаев:

- Отличная идея. Мне кажется, вас надо в администрацию президента направить.

Милонов:

- В Роскосмос.

Голованов:

- Виталий Валентинович, такое взаимодействие наше с Америкой приведет к хорошему результату?

Милонов:

- Я считаю, что у нас хромает одна из граней дипломатии – это партийная дипломатия. Посмотрите, для того, чтобы обсуждать с другими странами многие вопросы, недостаточно рамок дипломатических официальных отношений. Потому что дипломатия – это отражение официальной позиции страны. Это тонкая филигрань, это сложности. Я считаю, что мы в полной степени должны использовать возможности партийной дипломатии. Это то, что делают, кстати, все европейцы и американцы.

Исаев:

- А вы не под санкциями, Виталий Валентинович?

Милонов:

- Да какие санкции, я вас умоляю, я с половиной европейских политиков пиво в детстве пил, что вы…

Володченко:

- Американские санкции?

Милонов:

- Я обедал с Джорджем Бушем, между прочим…

Исаев:

- Подождите, сейчас же ввели санкции против ряда депутатов. Поэтому я и говорю – дипломатия парламентская…

Милонов:

- Они боятся. Путин не под санкциями.

Исаев:

- Так он же не депутат… То есть, и вы не под санкциями? Вы выездной?

Милонов:

- Конечно.

Карманов:

- Есть другая история, есть не санкции, а есть ужесточение внутри самой думы. Теперь Виталию Валентиновичу придется долго доказывать, что он едет за рубеж именно для того, чтобы налаживать там связи, а не чтобы отдохнуть или на лыжах покататься, например.

Милонов:

- Я могу сказать, что я терпеть не могу использовать такие вот поездки за границу, мне вообще они не нравятся, потому что они такие скучные бывают…

Голованов:

- А к Трампу бы слетали?

Милонов:

- К Трампушке да, можно слетать. Он вино пьет, я знаю. У меня много там друзей, знакомых, которые в подполье страдали, мучились…

Исаев:

- Вы сказали, что у вас только мормоны друзья.

Милонов:

- Нет, мормоны – это спецбригада.

Голованов:

- Виталий Валентинович, вы сказали «слетать к Трампу», а он тут в своих предвыборных обещаниях сказал – нужно легализовать марихуану, обещал это, потом позже сказал, что это шутка, но ничего против наркотиков не имеет. Вот ничего с таким политиком общаться?

Милонов:

- Надо работать с парнем. Он же не может получить нормальную информацию. Он включает телевизор, там нет никого, там Си-Эн-Эн этот поганый есть, он смотрит, что наркотики – это нормально. Надо сказать, Трампушка, родной мой… Я уверен, что он сам наркотики не употребляет и детям своим…

Исаев:

- А, может, проверить его? Жириновскому предлагали, он отказался проверить, анализ сдать.

Милонов:

- А я проходил, кстати. Вот на закрытом собрании я говорю – давайте, все пройдут тест. Ко мне внезапно пришли журналисты и сказали – сдавай анализ. Я говорю – каким способом? Ну, можно ваткой во рту провести. Все, прошел, нет ничего. Я никогда в жизни ни одного наркотика не использовал…

Голованов:

- Член Совета федерации от Крыма Ольга Ковитиди рассказала журналистам, что разработала законопроект и уже его внесли в Госдуму, о том, что в России появится идеология. После она сказала, что ее неправильно поняли журналисты и идея совершенно о другом, но общество удивилось – а что же у нас будет с идеологией, ведь есть статья в Конституции, которая говорит об ее отсутствии. И отсюда у нас вопрос к слушателям – а нужна ли России идеология?

Милонов:

- Давайте вспомним 1993 год, Конституция России писалась на коленках…

Исаев:

- …на коленках Шахрая.

Милонов:

- Да там много на самом деле, кто писал…

Володченко:

- Ему помогали американские советники.

Милонов:

- Там действительно были американские советники. В общем, если посмотреть и глубоко изучить Конституцию Российской Федерации, то это ни фига не Конституция, это «юзерс мэниол» такой, который был написан, как пользоваться этой страной и в Конституции заложены такие патогенные коды, я бы сказал. То есть, это Конституция вэймарского стиля.

Исаев:

- Я вот кандидат юридических наук и вы сказали столько страшных слов каких-то, вы мне скажите, а где там эти патогенные коды? Конкретно в какой статье и что надо поменять?

Милонов:

- Во-первых, отсутствие идеологии.

Исаев:

- Первая статья – властью в стране обладает ее многонациональный народ.

Володченко:

- Нет, речь о 13-й статье, где говорится, что никакая идеология не может быть установлена как обязательной или государственной. Я вот тоже считаю ее вражеской статьей для России.

Милонов:

- Конституция России является, безусловно, краеугольным камнем для построения целой системы, когда мы находимся во власти меньшинства, когда мы не можем следовать национальным интересам, а мы должны следовать демократическим принципам. Точно так же существовала Вэймарская республика, которая закончила свое существование. Понимаете, без идеологии, без духа, без веры невозможно существование ни одного живого организма. Потому что иначе это происходит хаос и, самое главное, безыдеологичное общество становится на такую систему взаимоотношений менеджер-потребитель. Люди – это клиенты страховой компании под названием государство. Не удовлетворяет государство – меняют страховую компанию. То есть, нет некоего метафизичного отношения к государству, потому что государство это как семья. Вот семья тебя может обижать, с семьей ты можешь спорить, но семью ты не можешь поменять. Точно так же нужно прививать любовь к стране и государственная идеология должна говорить – да, страна может делать ошибки, но она наша родина, наша мать.

Голованов:

- А у нас на связи Федор. Здравствуйте.

Федор:

- Здравствуйте. Конечно, идеология нужна. Потому что идеология может подчеркнуть жизненные принципы. Они будут как маяк для целого государства. В противном случае будут новые ценности типа педерасизм, то есть, гомосекуализм и т.д. Кроме того, демократия западная может еще что-то придумать, и они уже придумывают, что крайне не годится нам. Поэтому своя идеология у нас должна быть.

Милонов:

- Спасибо большое вам. Я могу сказать так – наемники это всегда ненадежные… Когда люди погибали за родину, они погибали не за воинские звания и не из-за того, что они боялись Сталина или заградотрядов, они погибали за родину. Чувство родины невозможно без идеологии. Коммунисты, по сути дела, заменили веру, царя и отечество своими новыми лжемощами – Ленина положили, так сказать, в новый алтарь, посреди страны, сделали свои иконы с портретами там всех большевиков… Конечно, без идеи, без высшего, сакрального, общество жить не может.

Исаев:

- У меня короткое размышление на тему идеологии. Для меня российская государственность, которая существует 1200 где-то лет…

Милонов:

- Благодаря чему?

Исаев:

- Благодаря царевне Лыбедь, Аскольди Диру, ребятам, которые пришли с севера…

Милонов:

- Не было Лыбеди, Дир и Аскольд, наши, скандинавы пришли… да…

Исаев:

- Так вот, мы метались не как двуликий Янус, а как некий трехликий Янус, если можно так выразиться, у нас с одной стороны было западничество – дядя Петя великий нам это устроил в свое время. Он придумал нам западническую историю, которая была до революции 1917 года. Потом, да и раньше тоже, у нас была некая азиатчина под названием тоталитаризм, клановость и так далее, когда у нас все выжигалось в этом отношении и превращалось в некую историю, либо товарищ Сталин, либо товарищ Грозный. Либо третья история – называется византийщина. Греция, Ближний Восток, вот эта общинность и т.д. И вот мы постоянно мечемся между этими тремя направлениями и не можем ничего найти. Запад – потому что это англосаксонская система, живем на острове и никого туда не пускаем… но мы-то не на острове, мы живем вокруг врагов – всегда были печенеги, хазары…

Милонов:

- Немцы на каком острове живут?

Исаев:

- Немцы уже давно живут под англосаксами. Так вот, та же самая азиатчина. Ну, не наша эта история, мы не готовы… Ну, новгородское вече, можно долго вспоминать все демократические подходы и так далее. И история с православием тоже не может быть главным мейнстримом исключительно потому, что у нас 200 народностей живет, мы многонациональнейшее государство. Мы должны находиться свой путь. Внимание, вопрос. Сформулируйте, пожалуйста, нашу современную идеологию, потребную для сегодняшнего общества с точки зрения политического управления, административного, социально-экономического управления, которая устроила бы всех и сделала бы из нас супердержаву?

Милонов:

- Вера, царь и Отечество.

Исаев:

- То есть, возвращаем монархию?

Милонов:

- Секунду. Царь – это понятие такое относительное. Я считаю, что царь для нас это сильный правитель. Кто такой Путин?

Володченко:

- Формально он царь.

Милонов:

- Могу сказать, что Путин сильный, властный правитель, которого хотят видеть люди. Они не хотят видеть тюфяка…

Голованов:

- Путин для вас царь?

Милонов:

- Да. Государь.

Исаев:

- Вы, как Маккиавели.

Милонов:

- Вы не просекаете главного. Россия – это связующее все три составляющих компонента держава. Демократия – это норманны пришли, основали Новгород, Хольмгард, Альгенгьюбард(?), крепость Орешек, они пришли с демократией, с этими… ведь традиция парламента пошла от викингов у нас. Они пришли, прошли через славянские земли, взяли славян к себе в дружины и пошли куда? В Царьград, на Византию. Понимаете, Византия, Царьград, Константинополь, кто охранял Константинополь тогда? Варяги, наши люди. Так вот, мы можем соединить в себе тир компонента. Мы и европейцы, мы и демократы в истинном смысле этого слова, в смысле общинной жизни…

Исаев:

- Слушайте, гражданка из Крыма внесла сейчас законопроект…

Милонов:

- Она ничего не вносила… упаси бог нас от того, чтобы мы закон об идеологии рассматривали в трех чтениях за один день. Невозможно. Это будет профанация.

Исаев:

- А вы все законы сейчас так принимаете? Вы сто законов в день принимаете?

Милонов:

- Секундочку, это неправда.

Исаев:

- Вы за сколько законов уже проголосовали?

Милонов:

- У нас Володин, между прочим, у нас ничего больше по сто штук не принимается. Он, конечно, полностью поменяет систему, потому что у нас есть что? Хотелось бы больше рассматривать законопроектов…

Володченко:

- Так вот продлеваются же заседания…

Милонов:

- У нас продлеваются заседания почему? Потому что первый час многие выходят на трибуну и начинают говорить одно и то же.

Исаев:

- Кто одно и то же говорит? Фамилии.

Милонов:

- Вот прошлый раз мы слушали лекцию коммунистов о том, что великий князь Владимир прибил свой щит на врата Царьграда, а мама у него была княгиня Ольга. После этого он сказал, что он точно знает, как поменять экономику России, но после вот этого исторического экскурса на экономику России как-то уже просто никто не обращал внимания.

Исаев:

- В это время можно было принять пять законов.

Милонов:

- В это время можно было принять законы, которые действительно ждут наши люди.

Голованов:

- Да, но все-таки у вас появилась соратница в Госдуме в борьбе за идеологию. Наталья Поклонская – немало скандалов вокруг нее – как вы к ней относитесь?

Милонов:

- Мы сегодня с ней встретились, я честно говорю, у меня принципиальная позиция есть по многим ее заявлениям и я никогда не буду ее пинать и клевать, потому что я искренне разделяю ее убеждения во многом…

Исаев:

- А какие у нее убеждения?

Милонов:

- Наталья – истинная православная христианка.

Голованов:

- А у нас на связи Валерий. Здравствуйте. Как вы думаете, нужна идеология нашей стране?

Валерий:

- Здравствуйте. Конечно, нужна. Как без нее? Вот все идеологии, которые вы скопом там перечислили, мировые религии, секты и прочие дела – это ж все идеологии. Капиталистическая идеология, социалистическая. Нам, России, она беременная уже лет 300 идеологией гражданственности… Вот главное – гражданственность когда установится – главнейшая идеология – это научность мировоззрения. Вот это идеология когда устанавливается, все остальные идеологии это пустой звук. Когда наука становится во главе и гражданин – свободный человек, могущий свое мнение высказывать и не только говорить, а и делать это. В том числе и экономические свободы.

Голованов:

- Спасибо большое. Виталий Валентинович, как думаете, наука должна стать во главе всего?

Милонов:

- Мы с католиками давно уже согласились в том, что, безусловно, наука не является антагонистической по отношению к вере. Наука – есть эмпирическое созерцание воли божьей. Поэтому в данном случае, если исходить из этого, то все становится на свои места. Наука, безусловно, более юная, чем бог, Бог бессмертен, вечен, и наука иногда ведет себя, ну, как такой Базаров – немножечко дерзкий, и иногда наука напоминает мне студента-первокурсника, который пришел и думает, что он самый умный и дерзит старому профессору на лекциях, что, мол, вы чего-то не понимаете, старичок… Но потом, к пятому курсу, он уже понимает всю сложную систему взаимоотношений.

Исаев:

- А вы на чем приехали сюда?

Милонов:

- На служебном автомобиле…

Голованов:

- Виталий Валентинович, вот к вам слушатель обращается «почему жгли ученых»?

Милонов:

- Ученых жгли тогда, когда основополагатели европейской дипломатии еще жгли женщин, топили их… Это была не религиозная война…

Исаев:

- Это церковь тормозила развитие науки в том числе.

Милонов:

- Да, безусловно. Католическая церковь имела эти проблемы. Но сейчас давайте посмотрим одно из самых замечательных научных заведений – обсерватория Романа. Я могу сказать, что большинство российских великих ученых были верующими людьми. Помните высказывания замечательные одного из физиков? Он говорит – иногда я, утомленный размышлениями атеистов, выбегаю в поле, в лес, для того, чтобы увидеть божественное чудо, созданное господом.

Исаев:

- Абсолютно с вами согласен. Другой вопрос, что разделять науку, религию и философию нельзя ни в коем случае.

Милонов:

- Разделять не надо. Это часть божественной гармонии установленной. А философия бывает разной. Например, в детстве я очень любил такую писательницу Ирэн Рейн. Мало того, в свое время участвовал в переводе ее первых книжек. И, конечно же, вот Ирэн Рейн это философия вот современного как бы либерального… это такой гимн современного индивидуализма либерализма, эго – высшая ценность. Она отрицала бога до такой степени, что создала своего собственного бога – эгоизм.

Исаев:

- Еще раз – у нас светское государство или нет должно быть?

Милонов:

- Светское государство – это государство неатеистическое, это государство, которое уважает, в том числе, и такую конституционную свободу, как свобода вероисповедения.

Исаев:

- Православие нужно сделать основной религией?

Милонов:

- Не надо ничего делать. Православию повредит, если вы сделаете его основной религией, потому что у нас уже этот период был. Бывшие семинаристы вешали священников и делали святыми исповедников и страстотерпцев. Потому что больший упадок духовный, чем к началу ХХ века сложно было представить.

Исаев:

- Вы сказали несколько вещей. Царь, самодержавность, с точки зрения идеологии России, и вера, да? Так все-таки, когда вы говорите вера как идеология, то она должна выпячиваться фактически или что?

Милонов:

- Ничего не надо выпячивать. Не мешайте детям приходить ко Христу.

Исаев:

- В школе надо уроки вводить?

Милонов:

- Вот как сказал Блок, сад без твердого знака не шумит, так я могу сказать, что «Капитанская дочка» без понимания в культурологическом аспекте основ православной культуры не понимается людьми. Все люди, которые писали и творили великие вещи, почти все, в нашей державе, думали о Боге. Поэтому без понимания в культурном аспекте православной культуры мы не можем понять и части того наследства, тех сокровищ, которые нам оставили гении русской литературы.

Голованов:

- Виталий Валентинович, скажите, как вы относитесь к травле, которая развернулась против Натальи Поклонской?

Милонов:

- Я не думаю, что это травля. У вас же в Москве куча этих пиарщиков сидит, которые только и думают, как бы сделать какую-то пиар-фигню, да. Государством нельзя управлять через пиар. Потому что пиар – это не глубокое, это симуляция идеологии.

Голованов:

- А вы считаете, что вы пиарщик?

Милонов:

- Нет, конечно.

Голованов:

- Но вы о пиаре очень много знаете.

Милонов:

- Да ладно, я вас умоляю… я скромный чтец…

Голованов:

- Но вы сказали 27 раз слово «пиар».

Милонов:

- Потому что это опасность определенная есть. Вот Наталью сейчас пытается кто-то в одном контексте, я думаю, что на самом деле ей просто подсвечивают…

Исаев:

- Слушайте, а правда, что «Единая Россия» запретила ей теперь выступать публично?

Милонов:

- Нет, это вброс был. Я раз 30 читал, что я попал в стоп-блэк-листы, которые самые страшные и вообще мне нельзя никуда, кроме как…

Исаев:

- Нет, мы вас видим, мы вас знаем, мы вас любим, поэтому никаких стоп-блэк-листов…

Милонов:

- Понимаете, Наташа очень искренний человек. Я с ней не очень хорошо знаком, но мы с ней несколько раз говорили о церкви, о вере…

Исаев:

- А что ж вы про Суворова и про Грибоедова ей…

Милонов:

- Ну, ошибаются все… и я считаю, что, ну, мало ли, человек оговорился, господи боже мой… Наташа хрупкая девушка, но она не побоялась закрыть собой по сути дела амбразуру, когда были крымские события. Многие сбежали на Украину. А она – нет. Молодец, Наташа, мы с тобой!

Понравился материал?

Подпишитесь на рассылку радиопередачи «Злая политика», чтобы не пропускать новые выпуски

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия 8 (4212) 75-25-05+7 (909) 852-33-22+7 (909) 852-33-22
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ